Naruto.The Returning in the Foretime

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Прошлое » Время жестоко, но хоть не врет


Время жестоко, но хоть не врет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s019.radikal.ru/i615/1607/e8/5478ca055625.png
Поймете ли меня, решите ль удивиться –
Мне, право, все равно: я нынче – свой двойник…
Но вы, тоcку кляня, способны хоть напиться,
А я уже давно от этого отвык!

Смерть Хаяте тяжелым грузом пала на плечи его возлюбленной и для того, чтобы прийти в себя, ей потребуется еще много времени. Миссия, на которую должен был отправиться Гекко должна быть закончена, но кто пойдет теперь вместо него? Преодолевая себя, девушка просит у Третьего отправиться на это задание, но Хирузен не спешит дать ей положительный ответ. А что скажет Хатаке, который несет ответственность за выполнение задания?

Участники: Yugao Uzuki & Hatake Kakashi

+1

2

Разрушатся рамки, исчезнут пределы,
Далекое станет близким.
Услышу я то, чего знать не хотела,
В спешке и в шуме, и в качестве низком.
Настоящие вещи всегда так некстати
И так постоянны - не раз и не два.

Три дня назад.
Если бы не тошнотворно-стерильный едкий запах, она бы подумала, что оказалась в раю.
Югао открывает глаза только для того, чтобы тут же спешно их прикрыть. Вокруг слишком много света и белых теней, играющих бликами даже под опущенными веками. Она не готова снова принять мир в свои объятья и эта неудачная попытка лишь подтверждает очевидное. Так глубоко зарывшаяся в глубины подсознания, она не хочет возвращаться к реальности. Вполне очевидно, что там ее ждут не с распростертыми объятьями и даже не с улыбками. Здесь же - тишина, умиротворение, бесконечность. Покалывания в ногах напоминают о необходимости принять еще обезболивающего, а едва уловимая горечь и сухость в горле о необходимости запить все это целым стаканом воды. Но это мелочи по сравнению с уничтожительно-ярким светом. Поэтому Югао позволяет себе безвольно лежать и наблюдать за мерцающими звездами на черном полотне век.

Где-то сверху, сбоку, чуть поодаль слышатся голоса и Югао развлекает себя тем, что пытается их различить. Некоторые, быть может, даже узнать. Ей не хочется думать, что она - беспомощная и осознанно слепая - среди знакомых и отнюдь не самых приятных людей. Ей хочется, чтобы ее разбудили, дали хоть как-то понять, что знают о ее притворстве, пусть это и вытянет ее из сладкого дурмана. Но кроме стойкого ощущения липких взглядов на себе, Югао не чувствует никаких знаков внимания. Бедная девочка, она все еще в шоке.

Наконец, она вновь медленно открывает глаза, боясь очередной вспышки боли, следующей за каждым ее неосторожным движением. В этот раз все иначе - боли нет, как нет звуков, запахов и голосов. Все это исчезает в миг, когда она жадно впивается взглядом в новый мир. А он будто в насмешку ускользает от нее, оставляя взору лишь угрюмо смотрящего перед собой медика. Он сидит на соседней койке - напряженный и очень мрачный - так не похожий на самого себя. Его волосы прежде светлые и ухоженные - сейчас кажутся непослушными и темными. Югао пугает его внешний вид и отстраненное поведение. Она бы предпочла слушать его привычное ворчание, нытье и оскорбления. Но он неподвижен. Даже, когда Югао поднимается со своей койки - на удивление легко и безболезненно - он не поворачивает и головы.

Шаг, второй, третий. Она останавливается у изголовья его кровати, не решаясь потревожить медика. Кто знает, почему он сейчас здесь, обход совсем не по времени. Нет сомнений в том, что у нее сильно болят мышцы от почти трехдневного лежания в кровати. А вот, что тревожит его, еще вопрос. Глядя на него, не возникает сомнений, что у парня проблемы с головой. Или с адекватным восприятием реальности, что, по сути, тоже самое. Поэтому, нерешительно опуская ладонь на его плечо, Югао боится ответной реакции. У нее нет опыта общения с сумасшедшими. И она не собирается исправлять это маленькое жизненное упущение.

Впрочем, ирьенин снова удивляет. Он плавно поднимается на ноги, утягивая за собой и девушку. Его руки, не в пример ее, полны тепла и уверенности. Они скользят от ее плеч вниз к локтям, к тонким запястьям, на мгновение останавливаясь и крепко сжимая их. Узуки уверена - сожми он чуть крепче и переломит ее всю: пальцы, шею, ноги. Сломает, как куклу. А она не издаст и звука. Потому что не может пошевелиться из-за его глубокого, так несвойственного взгляда. Она все хочет спросить, знает ли он, что происходит, где они находятся и что у него на уме, но из груди вылетают лишь рваные клочья воздуха - минимум, необходимый для жизни. Но не для глупых вопросов.

Югао не знает, сколько они стоят вот так, непривычно близко и молчаливо. К этому моменту ее пугает все - начиная от девственно-белых стен, соединяющих дно и крышку их персонально вакуума и заканчивая ирьенином, чьи глаза постепенно становятся черными, почти что рыбьими, скулы утончаются, а волосы окончательно темнеют. Она не может не узнать в этом человеке Хаяте. Слишком уж явным становится сходство.

Но не узнает - черты лица все еще принадлежат медику. А Югао не намерена ждать, пока превращение завершится. Дрожа всем телом, она делает неуверенный шаг назад, тем самым провоцируя темноволосого демона последовать за ней. Его глаза не позволяют ей отвести взгляд, заставляя биться о невидимые стены в невозможности отдалиться от него. Когда он наклоняется к ней, опаляя губы горячим дыханием, Югао готова прокусить от напряжения язык - лишь бы не чувствовать приторного смрада, плотной пленкой оседающего на ее губах. У нее не остается более сомнений - перед ней бог смерти, желающий высосать ее душу, выпить до последней капли. Скорее всего, потрясение оказалось слишком сильным, она все еще не может справиться с галлюцинациями. Подержим её еще два дня, а там посмотрим.

Настоящее время.
Югао неспешно открывает глаза и едва сдерживает крик - стены идеально белые, на соседней койке идеально заправленая постель, а голова даже не болит, скорее всего эти страные провода, венком опуьывающие волосы куноичи делают свое дело. Картины жуткого видения еще стоят перед глазами, когда Хаяте, будто измываясь над ней, подбирается все ближе, с поразительной точностью повторяя ее недавние движения. Его ладонь на ее плече - неправильная и излишне аккуратная. Он не пытается ее ударить, обвинить в случившемся, отомстить любым способом. Хаяте молчит и это пугает Югао сильнее, чем если бы он вдруг начал гневно кричать на нее, брызгая слюной во все стороны. Она на своем опыте - пусть и мнимом - убедилась, что молчаливый Гекко далек от реальности, и Югао действительно прилагала все усилия, чтобы как можно скорее оправиться. Она ведь АНБУ, она столько пережтила, и, наверное, переживет еще достаточно, но смерть самого близкого человека, подлая и жестокая смерть разрушило хрупкое равновесие в душе куноичи.

И лишь одно позволяет ей расслабленно выдохнуть - убаюкивающие звуки, доносящиеся со всех сторон. Голоса в коридоре, шепот у самых дверей, едва ощутимый вой сквозняка и шелест страниц - никогда еще Югао не была так рада подобным мелочам, дополняющим реальность.
И если бы не тошнотворно-стерильный едкий запах, она бы подумала, что оказалась в раю.

+1

3

Fall to your knees
and bow to the PhantomLord

В парке было на удивление пусто. Сегодня все шиноби разбежались по своим миссиям, а может еще не успели проснуться. Тишина успокаивает и дает погрузиться в свои мысли, воспоминания. Что может быть приятнее ранней прогулки по тропинке, петляющей между деревьев? На еще не смятой траве Какаши замечает капли росы. Его всегда удивляло, что капли появляются на зеленых стебельках, даже в самые жаркие дни, а погода уже неделю стоит невыносимая, хотя слабый ветер подымает опавшие листья и соринки и переносит их с одного места, на другое. "Ночтю ветер был сильнее".
Где-то неподалеку раздается громкий крик. Голос знакомый. «Кречит генин. Громко. Про тренировку. Судя по времени Наруто сейчас спит, значит это ученик Гая».

Мужчина запрыгивает на дерево и убеждается в своей правоте. Это действительно Лии упорно идет вперед на руках. Даже отсюда пепельноволосый различает, как сильно напряжеупорно двигается к своей цели и Хатаке не может не заметить, что этот мальчишка стал настоящей копией его товарища. Не только из-за костюма, который он на себя нацепил, - Какаши все также скептично относился к зеленому комбинезону и предотвращал любые попытки разговора о том, что ему обязательно нужно померить его, ведь «он такой удобный и не жмет», - а из-за упорства и веры, которые были переданы ему от Гая. Уже сейчас Какаши видел, что этот мальчик станет хорошим шиноби, несмотря на свои особенности. «Ты ведь даже смог сразить Саске…»

Седовласый отвернулся от Лии и достал книжку. Из-за внезапной миссии ему еще не скоро предстоит почитать, а время до встречи с Хокаге еще было, так почему не воспользоваться им. Нужная страница открывается с помощью легкого движения руки. Даже закладкине нужны. Джоунин помнил все, вплоть до строчки, на которой остановился. Его темный глаз перескакивал с одного иероглифа на другой, но почему-то сейчас любимое занятие удовольствие не приносило. Мысленно он продолжал возвращаться в сегодняшнюю ночь. Возможность выспаться, которая выпадает ему не так часто, была упущена и это было похоже на Волю Богов, иначе зачем ему стали бы сниться такие сны?

Ночью:

Какаши резко открывает глаза и смотрит в потолок. Он не сразу замечает, что его лоб покрыт испариной. Внутри появляется четкое желание взвыть на луну, которая сегодня предстала перед жителями деревни во всей красе. Огромный желтовато-белый диск сиял во всю и казался много ближе, чем обычно. Ставни окон открылись и столкнулись со стеной. Сильный ветер всколыхнул листы бумаги, лежавшие на столе и, если бы не чернильница, которая прижимала их, непременно разбросал бы документы по всей спальне. Пепельноволосый поднял с кровати и подошел к вырезу в стене. Он молча смотрел в небо, усеянное звездами. Сколько их там было и не пересчитать. На кухню он пошел, оставив окна раскрытыми, не смотря на сильный ветер.
Почти привычным движением включил холодную воду и опустил в нее правую руку, наблюдая за тем, как воды ее омывают, мутным взглядом правого глаза. На какое-то мгновение жидкость окрасилась в красный и он невольно отдернул кисть.

«Показалось».

Остаток ночи джоунин не спал, хотя времени было еще предостаточно. Он просто сидел на краю кровати и смотрел на то, как сияет луна. «Десятихвостый», который был в ней запечатан должно быть никогда не выберется оттуда. Столько десятилетий он является узником луны, стал неотъемлемой ее частью.
В далеком детстве Какаши любил слушать эти сказки, хотя и делал вид, что это было не так. Это было слишком давно, чтобы сейчас он мог вспомнить об этом. «Отец...»?


Time
Choke the clock
Steal another day
Die
Faithfully

Судя по времени ему уже, пора было отправлять в резиденцию. Он не заметил, как быстро исчезли свободные минуты, а чем старше он становился, -уже старее -, тем быстрее они летели. Книжку пришлось отправить в нагрудный карман, а отправляться к Третьему почти бегом. У него ведь был шанс не опаздывать сегодня, но он его упустил. «Как ловить удачу за хвост».
Хатаке не стал изменять своим привычкам и появился в кабинете Хирузена с помощью окна. Дверью он пользовался достаточно редко, это было пустой тратой времени. Старик сидел в своем кресле, скрестив пальцы. Он поднял уставшие глаза на появившегося шиноби и кивнул в знак приветствия.

- Ты снова опоздал, Какаши, - джоунин не нашел, что ответить. Он знал, что его не пытаются укорить в этом, но отчего-то почувствовал себя мальчишкой. «Сегодня слишком странный день».

Затянувшуюся паузу прервал сам Хокаге, видимо посчитав, что времени на ответ он предоставил достаточно. – Сегодня ты будешь сопровождать меня, но не в роли джоунина, а как Анбу. Ты должен был возглавить отряд вместе с Гекко, но печальные события помешали Хаяте отправиться на задание.
Хатаке удивился тому, что ему придется надевать костюм АНБУ, не так давно ему сказали стать сенсеем, а сейчас просят вернуться обратно, пусть всего на одно задание?

О смерти Гекко Хаяте был наслышан и скорбел вместе с другими. Хаяте был опытным шиноби и его смерть была тяжелым грузом для всех, особенно для Югао.  Два дня назад, джоунин навестил ее, хотя она об этом и не знала. Он прошел в ее палату ночью, через окно, чтобы убедиться в том, что девушка в порядке, но пока разум Узуки блуждал в мире сновидений, о ее душевном состоянии было сложно что-то сказать. Он оставил на ее столе стебелек с цветком, мысленно пожелав выздороветь и исчез, не смея юольше беспокоить девушку. Копируюший понимал, что она чувствует и надеялся, что Югао быстро справится со своим стрессом. А еще он знал, что время не лечит.

- Я предоставляю тебе возможность выбрать АНБУ, который заменит Хаяте. – сообщил Третий. Какаши лишь прикрыл глаза. Он мог назвать сейчас любое имя, но не спешил с выбором. Пожалуй, Тензо был лучше кандидатурой. Он был достаточно опытен, и Какшаи давно знал его и доверял ему.
- Хирузен-сан, вам лучше меня известно, что у АНБУ нет имени, - старик едва заметно улыбнулся и только сейчас седовласый заметил, как много морщин добавилась на лицо к главе деревни. А ведь сравниться с ним в силе сможет далеко не каждый.
Хатаке уже готов был озвучить счастливца, а именно, старого товарища по службе, но сделать этого не успел. Разговор был прерван на «тонкой» ноте, но, когда в кабинете появилась Югао, пепельноволосый даже не удивился. Он не кивал ей в знак приветствия, а только смотрел на нее, оценивая состояние и внешний вид. Чакру женщины он почувствовал до того, как она появилась, а она должно быть здесь уже стоит какое-то время.
«Похоже все-таки магнитные бури».

+1

4

Ее руки дрожат, отчаянно цепляются за края тонкого колючего одеяла, совершенно не согревающего. Особенно теперь, когда она пришла в сознание и чувствует все предельно остро. Югао чувствует, как по спине мучительно медленно сползают влажные горячие капли пота, как хочется их растереть и вновь погрузится в спасительный сон. Чувствует, как саднят ноги - от узких бедер до коленей и вниз, до окольцованных бинтами щиколоток - там мелкие синяки и ссадины; хочется расчесать их до крови, до самых костей, чтобы убедиться, что ноги в полном порядке и ей не придется в страхе пересчитывать пальцы позже, когда никто не будет видеть.

И вот сейчас ирьенин стоит в проходе, бледный, как обычно и светловолосый. Никаких намеком на хоть малейшую схожесть с Хаяте. Югао не чувствует ни радости, ни облегчения. Она все еще опасается его, а потому пристально следит за каждым его вздохом. Взгляд медика подозрительно мягок, но тем не менее почти неподвижен и устремлен в одну точку. Югао могла бы сказать, что ирьенин чем-то ошарашен, поражен, но вокруг нет никаких раздражителей, способных привести мужчину в подобное состояние, поэтому она лишь отмахивается от подобных мыслей, прислушиваясь к звукам более реальным - рядом с дверью в их палату какое-то движение и приглушенные голоса. Это может означать лишь то, что их покой вот-вот нарушат. Это определенно ирьенины - входят быстро и уверенно, чувствуя себя абсолютно комфортно в этом белом саду меланхолии. И это явно самая лучшая новость за сегодня.

- Охайо гозаимас, Узуки-чан. Как вы себя чувствуете? О, видимо, прекрасно, раз у вас уже были посетители - странно, никто не отмечен, - женщина в очках разговаривает слишком живу и слишком быстро, как кажется Югао, которой хочется только молчать и слушать тишину. Она бросает короткий взгляд туда, куда указывает ирьенин и, наконец, понимает, почему оба медика были удивлены - на прикроватном столе лежал цветок, оставленный, судя по всему, недавно, растение еще не успело начать увядать. Было бы неплохо поставить его в воду - проскакивает у нее в голове, а после легкая улыбка касается губ, - Ну вот, вы уже улыбаетесь. Анализы в норме и состояние стабилизированно - это значит, вы можете отправляться домой. Я отправила отчет Третьему, что к работе вы тоже допущены, главное чтобы она не напоминала... Ну, вы понимаете, - она так и не договорила, только грустно покачала головой, что-то проверяя на аппарата, стоявшем в комнате у Узуки. Югао сморщилась, будто ее ударили. Только один человек мог вот так принести ей цветок, и она непременно его поблагодарит при встречи.

Югао покидает палату почти сразу же, оставляя позади некую напряженность. В одно мгновение она начинает чувствовать себя невероятно лишней. Хочется омыться чистой водой, чтобы стереть с себя эти сочувствующие взгляды, жирным маслом стекающие по ее слабой еще ауре.  Вот уже на улице ее настегает привычная коноховская суета - кто-то спешит по делам, другие же неторопливо перетекают по улицам. Югао видит на противоположной стороне пару знакомых, но как-то не спешит приближаться к ним. Даже жалеет, что сейчас с собой не было плаща Анбу или маски - вот тогда было бы проще. Впрочем, вышеупомянутые предметы лежали в ее комнате в общежитии, и язык пока не поворачивался называть их с Гекко семейное гнездышко ее. Видимо, теперь придется.

В комнате пахнет давно стоящим закрытым помещением и пылью - за четыре дня ее скопилось немало, что весьма огорчило девушку - чистоту она любила слишком сильно. Распахнув окно, она остановилась. Кажется, были незавершенные миссии, были какие-то дела - но Югао о них не помнила, даже вспоминать не хотела. Обстановка в комнате - вещи, кровать, даже фотография на столе, все это действовало на нее не так, как думали ирьенины, не помогали успокаивать. Наоборот, пробуждали ненужные воспоминания и делали живой - а у Анбу нет чувст. И чем быстрее она снова осознает это, тем лечге будет. А пока Узуки берет в руки фотографию, стирает кончиками пальцев пыль и чувствует, как по щеке катиться непрошенная слеза.

Югао бросает торопливый взгляд на плащ и маску, и с облегчением замечает, что они остались на том же месте. А кому их убирать, иронично добавляет внутренний голосок девушку, заставляя поставить снимок обратно на стол. Она немного колеблится, он доставляет ей слишком много ноющей боли, и Узуки думает, а не убрать бы его в стол, пока легче не станет. Но приходит к выводу, что с чувством потери, как и с врагом, лучше встречаться лоб в лоб - раз и навсегда. Чтобы потом не так страшно было. Для уверенности Югао нервно передергивает плечами, но не разворачивается к зеркалу, а лишь запрокидывает голову вверх. Фарфоровое очертание зверя скрывает ее лицо с заметными синяками и осунувшимися скулами, кажется, больничный режим не всем шел на пользу.

Осознание того факта, что работа Анбу продолжается, заставляет ее выдохнуть и, поправив плащ, выскользнуть из комнаты - было бы неплохо поесть чего-то более сытного, но во внутренем кармане жилета лежали походные пилюли - Югао даже нащупала их пальцами для уверенности, и этого ей было вполне достаточно. Есть пока не особо хотелось, а отвратительное пюре болотно-зеленого цвета еще долго будет напоминать о себе приступом тошноты.

Из воронки воспоминаний Югао грубо и и беспощадно вырывает приторный щебет магазина Яманака и умертвительный болотно-сладковатый запах их цветов. Если бы только Югао могла отправиться подальше из Конохи... Хотя, нет, не так. Если бы Югао имела полное и абсолютное право сделать это прямо сейчас, она бы смерилась и с долгим походом и скудным рационом миссии, дишь бы убраться отсюда. Лишь бы не лицезреть, как розовые ленточки обвавают готовые букеты, как черная обвивавает фотографию Хаяте. Какая, однако, ирония. Она спешит в резиденцию Третьего, не зная, что и как ему скажет. Врядлли, конечно, попросит шестидневную прогулку до Суны или более дальнюю до Кири, но можно и попытаться.

Застав в кабинете Хирузена и Какаши, девушка на секунду замялась. В кабинет она еще не зашла, но, будучи сенсором, чакру обоих мужчин чувстовала заранее, адреналин, нежиданно выбросившийся в кровь, заставляет ее не развернуться перед дверью и убаться прочь, а зайти. Кажется, она забыла постучать, поэтому выдавила из себя виноватую улыбку после поклона - маска с тихим бряком ударилась о бедро.
- Хирузен-сан - интересно, ее голос всегда звучал так... неуверенно? разбито? покорно, скорее, - Ирьенины сказали, что отчет о моем состоянии был передан вам в руки, - она быстро перевела взгляд на Копирующего и кивнула ему, хотя Хатаке не спешил делать то же самое. Какаши одним словом, что с него взять, - Верно, я получил его утром. Рад видеть тебя в строю, Югао. Ты что-то хотела? - Югао смотрит на Третьего снизу вверх, но чувство собственной уверенности все еще при ней. Интересно, на долго ли.

- Миссия Хаяте. Я прошу у вас разрешение ее выполнить, - твердо и решительно наступает Узуки, толкая Хирузена к самому краю. Собственный голос как гарант реальности это мира срывается на высокую ноту только в самом конце, и девушка сглатывает, нерешительно переступая с ноги на ногу. Быть требовательной к Хокаге отчасти не справедливо. Югао видит, что в нем происходит внутренняя борьба, которая так легко может окончится на лаконичном "нет". Хирузен Сарутоби соединяет руки за спиной и отворачивается от шиноби к окну. Молчит. Время для куноичи тянется долго и томительно, до тех самых пор, пока Хокаге не роняет одну-единственную фразу: Командиром отряда назначен Какаши. Замену... Хаяте выбирает он.

+1

5

Er will ans Licht – nur noch einmal
Weil ihn hier nichts mehr hält
Er ist nicht von dieser Welt
Er will zu ihr – nur noch einmal
Bis er zu Staub zerfällt
Er ist nicht von dieser Welt ©

Он заметил, что лицо девушки было достаточно бледным, можно сказать с зеленоватым оттенком. Так было со всеми, кто лежал в больнице, должно быть кожа сама перенимала оттенок стен или лекарств. А еще у всех был уставший вид, несмотря на то, что всё свое время люди проводили в кроватях и могли спать. Интересный парадокс. Глаза Югао не были провалившимися, да и выглядела она достаточно неплохо (или он судит, отталкиваясь от внешнего вида, в котором она попала в палату?), хотя пепельноволосый не мог не отметить, что ее взгляд изменился и опустел. Он рассматривал темно-карие глаза, в которых когда-то сверкали огоньки. Незадолго до того, как Хаяте отправился на свою последнюю миссию, Какаши удалось застать его совместную тренировку с Узуки. Нет, Копирующий не пытался следить или скрываться, он всего лишь проходил мимо и понаблюдал за тем, как эта пара отрабатывает боевые приемы. Оттачивает командные навыки. У девушки тогда светились глаза, хотя в тот момент, в который их застал Хатаке, она и проигрывала, а Хаяте лишь слабо ухмылялся. В эти минуты Копирующий думал о своей команде,  которая погибла. По очереди, каждый из них видел смерть предыдущих, а Хатаке удостоился чести видеть гибель каждого своего товарища и учителя. Он уже не думал о том, что было бы неплохо отдать свою жизнь вместо их жизней, но прошлого вернуть нельзя и нельзя воскресить погибших. Копирующий пропустил через себя воздух и отвернулся от девушки. Прошло столько лет, а он так и не сумел отпустить своих друзей от себя. Кто бы что ему не говорил, он не мог, а может просто не хотел. Вероятно, Югао будет также отрицать реальность, даже тогда, когда ей будет казаться, что она смирилась.

Ему было ее жаль, но помочь ей было нельзя. Если повезет, то время залечит раны, но его понадобиться очень много.
Джоунин опускает голову и смотрит в пол. Деревянные дощечки уже довольно старые и было бы неплохо их заменить, но Хирузену это в голову не приходило. Может стоит сказать, что кабинету нужен ремонт? Здесь ничего не менялось с того момента, как Копирующий оказался в этих стенах в первый раз. Минато-сенсей тогда еще не был Хокаге и джоунин склонял колено перед Сарутоби, который и сейчас занимает этот пост.

Небольшая пауза позволила мужчине более детально рассмотреть кабинет. Ему, вдруг, вспомнились громкие крики Наруто, который мечтал стать Хокаге. Он так упорно твердил в это, что в глубине души, Копирующий был уверен, что из него выйдет толк, несмотря на всю его безалаберность. Седовласый не видел в нем тень Минато, он видел в нем Обито, такого же разгильдяя и непоседу. Наверное, поэтому мужчина и был уверен, что Узумаки сумеет дойти до своей цели и не потерять себя. Лишь бы не пожалел потом, сейчас ведь он не понимает, что значит быть главой деревни.

Мужчина замечает на себе внимательный взгляд Третьего и понимает, что с паузой он уже затянул. Голова Югао тоже повернута в его сторону, но ее взгляда он не замечает из-за того, что девушка стоит от него с левой стороны. Скрытый за повязкой щаринган в повседневной жизни лишал некоторый минус, как-то меньший угол обзора, зато чутью и реакция Хатаке из-за него улучшил.

- Я думаю, что вам самому стоит принять решение о том, стоит ли Югао идти на эту миссию или нет, - Хатаке кивает на документы, лежащие на краю стола, - мне не известны ее физическое и душевной состояние.

Он помнил, как сам заваливал себя работой после смерти Рин, помнил, как служил в тот момент в Анбу и то, что он делал. А ведь смерти тех, кого он убил собственноручно не беспокоили его ни тогда, ни сейчас. Казалось бы, ночные кошмары должны сменяться один за другим, и каждую ночь его должны навещать новые жертвы, которые пали в бою с ним, а все же видел он лишь один кошмар, если везло, то не видел ничего.

- Думаю, ты лучше меня можешь оценить ее состояние, Какаши- мягко отвечает Хирузен. Его старческий голос всегда успокаивал, - если ты считаешь, что она действительно готова оправиться на эту миссии, пусть идет, но помни, что ответственно за задание лежит на тебе, как на капитане.

Хатаке хочется тяжело вздохнуть, но он не осмеливается. Теперь он почти физически чувствует на себе взгляд куноичи, она даже не пытается просить его, знает, что в этом смысла нет.

Ночной кошмар отзывается в голове эхом. Призрачный силуэт Рин смотрит на него и тянет руку, подзывает. Джоунин не отрываясь смотреть на нее и видит перед собой уже взрослую девушку с длинными каштановыми волосами и фиолетовыми полосками на щеках. Он удивлен, ведь в свете дня она обычно не навещала его, так почему сейчас. Он моргает и это наваждение исчезает, но он чувствует, что кто-то положил руку ему на плечо, легкую, воздушную, без крови и плоти.
Мужчина поворачивает голову на Югао. Та ждет, она умеет это делать, хотя ей и не терпится.

- Югао пойдет на эту миссию и будет исполнять ваши приказы, Хирузен-сан. А также позаботиться о безопасности. – отвечает наконец Копирующий и слышит глубокий выдох. Выдох облегчения. Девушки не терпелось выбраться подальше из деревни, это бросалось в глаза. Если бы она не пойдет на эту миссию, то возьмет другую. Лучше уж пусть будет под присмотром.
- Хорошо, - соглашается Хирузен и у Какаши создается впечатление, что Хокаге ждал другого решение. «Надеюсь, я правильно понимаю ее чувства и поступил так, как следовало». Несмотря на сочувствие, которое он все-таки испытывал, руководствовался Хатаке исключительно логикой. Он верил, что у Югао хватит внутренней стойкости, чтобы перебороть себя и пережить все это, а задание поможет ей и даст возможность немного отвлечься. Кроме того, общая миссия позволит ему передать ей некоторые свои мысли, касательно ее службы. Он не мог утешить ее словом, даже, если она ждала этого. Просто не рискнул бы. Копирующий не пытался скрыть факт смерти Гекко и не стал бы делать из-за этого поблажки для Югао на миссии. А может Югао знала это и потому решила пойти, чтобы оторваться от нынешних мыслей и внушить себе, что все в порядке, а как может быть иначе, если все ведут себя так, как обычно.

- Вы будите сопровождать меня и отряд на протяжении всего пути. Надеюсь, никаких происшествий не произойдет. Какаши, ты можешь взять свою форму в отделе выдачи. Ваше задание начинается через пол часа, так что время еще есть.
Джоунин кивнул, бросив короткое, - есть, - и направился в отдел. Давно он не носил маску АНБУ и вот снова ему придется ее надеть. Сейчас не самое подходящее время для этого, но что поделать.
Проходя мимо Югао он остановился и не поворачивая головы произнес:
- Ты должна проявить все свои навыки, если в этом будет необходимость. Особенно сенсорные. Я рассчитываю на тебя, не подведи. – Не дожидаясь ответа вышел из кабинета. Место встречи, во время его службы в отряде АНБУ всегда было одним и тем же и менять его он не стал.
«Это должно быть правильным решением».

офф:

Приношу прощения за задержку поста. Сейчас нахожусь заграницей и не имею возможности постоянно писать. Так что посты будут меньше и реже. http://s50.radikal.ru/i129/1412/81/af6a387fd881.gif

0


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Прошлое » Время жестоко, но хоть не врет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC