Naruto.The Returning in the Foretime

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Отыгранные эпизоды » Алый рассвет в речном королевстве.


Алый рассвет в речном королевстве.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s51.radikal.ru/i131/1412/9f/082045e44d93.png

Название:
Алый рассвет в речном королевстве.
Участники:
Учиха Итачи, Сасори, Хатаке Какаши, Митараши Анко.
Место:
Кава но Куни (Страна Рек), неподалеку от убежища Акатсуки.
Очередность написания постов:
Хатаке Какаши, Митараши Анко, Сасори, Учиха Итачи
Событие:
Страна Рек - прекрасный выбор для скрытого убежища. По крайней мере являлась таковой до недавнего времени. Не так давно большинство преступных шаек предпочло оставить ее гостеприимные долины и переселиться в более спокойные места. Причина такого заметного невооруженным глазом копошения могла быть лишь одна. Кто-то более опасный пришел туда, и все мелкие хищники разбежались, освобождая водопой сильнейшему. Те же, кто не поспешил покинуть окрестности, вскоре бесследно исчезли. Подозрения пали сразу на несколько сил, которым могло быть выгодно лишить речной край контрабанды, поставляемой местными группировками, что вскоре грозило оставить страну без средств к существованию.
От правящего дайме в деревню Листа прибыл посол, который описал ситуацию. В итоге миссия была отмечена как задание ранга А. На выполнение этой просьбы отправляется отряд из семи человек, из которых двое входят в военную элиту Конохагакуре. После двухдневного марш-броска через страну Огня они достигают предполагаемой зоны угрозы, а затем принимаются прочесывать местность.
В это же время, в одном из недавно обустроенных убежищ преступной организации Акатсуки, находятся два нукенина S ранга. Установленные датчики чакры уже давно сообщили им о приближении незваных гостей. И если один из них не прочь отправить нескольких враждебных шиноби на тот свет, то мотивы другого куда туманнее.
Ниндзя Листа не знают того, в какую ловушку угодили, теперь их судьба во многом зависит от одного из членов таинственной организации. И Итачи не хотел бы лишних смертей, но как при этом не вызвать подозрения у своего компаньона?

+2

2

Волкам нельзя показывать свою слабость,
сколько бы у них ни было ног — четыре или две.


Джоунин бежал вперед сквозь тенистые леса небольшой страны, которая находилась между двух зол : Огнем и Ветром. Отправляться на миссию в нынешнее время совершенно не входило в планы седовласого мужчины. В перерыве между двумя экзаменами, выполнять задание ранга "А"? И почему только его вызвали на эту миссию.
С некоторой насмешкой Хатаке подумал о том, что в очередной раз обманул генинов. А ведь он собирался прийти вовремя и потренировать их, чтобы до начала второго тура, они не забыли все свои боевые приемы и не потеряли сноровку. А если бы те опоздали, то получили бы наказание за то, что не могут даже вовремя прийти. Но вот незадача. Его "выдернули" из реальности и отправили в страну Рек вместе с другими шиноби для того, чтобы они смогли предотвратить действия преступной организации. Усложняло то, что они не знали ни точного место расположения преступной шайки, ни то, сколько людей в нее входило. И, конечно, способности врага оставались не раскрытыми.
Перепрыгивая с ветки на ветку, джоунин думал, что был бы не против взять учеников на задание, но в этой просьбе он получил отказ. Они не могли ходить с ним на миссию такого ранга, да еще и во время экзамена, мало ли, что с ними может случится. Разумеется спорить с Хокаге было неразумным, к тому же, Какаши прекрасно понимал всю ответственность задания. Пусть он был уверен в своих учениках, но они могли бы сильно помешать. Кроме того, задача отряда заключалась в открытом нападении, а отряд состоял не из двух-трех человек и пробраться незаметным было невозможным, а с тремя орущими и спорящими между собой детьми это было абсурдно.
Именно поэтому Какаши распределил шиноби целого отряда таким образом, чтобы силы казались примерно равны. Хотя ставку он делал не на команды, а на тех ниндзя, которые там были. Из семи шиноби, Хатаке создал три отряда.
Центральный состоял из трех человек, кроме него было два отряда по двое шиноби, которые отправлялись на запад и восток страны.
"Насколько сильна эта организация, если на ее поимку отправляют столько опытных ниндзя?"
Из-за окружающих деревьев ветра не чувствовалось, лишь незаметные покачивания верхушек говорили о том, что воздух не застыл на одном месте, а движет в ту сторону, в которую они шли. Он отметил это как то, что они оказались жертвой, запах которой разносился по лесу, уведомляя стаю волков о том, что скоро дичь сама придет к ним в лапы.
Отбросив эти мысли, Какаши сосредоточено смотрел вперед. Впереди показался свет, что свидетельствовало о том, что лес подходит к концу и впереди их ждет нечто другое.
Митараши следовала рядом с ним в своем неизменно плаще, который развивался. Думать о том, как она его еще не порвала и не зацепилась им за ветки, - времени не было. Собственно, это его не сильно интересовало. Главное - это то, что Анко могла прикрыть его, если это потребуется. Хотя вряд ли она осталась бы в стороне.
Инстинктивно, седовласый чувствовал, что впереди их ждет встреча с кем-то особенным. Вряд ли, все пойдет так гладко, как этого хотелось бы. Втянув в себя воздух, Какаши, подобно собаки, которая взял след, шел вперед. Он чувствовал чужую чакру, к которой они приближались и. судя по всему, этот человек или люди не спешили покидать свое пристанище. Быть может, это ловушка и сейчас они идут прямиком по тому пути, который выгоден врагам? Неужели он где-то просчитался?
Деревья стали редеть и среди них можно было различить светлое небо, где линяя горизонта сливалась с чем-то светлым. кажется, небо было бесконечным и грани между ним и землей не существовало.
Шиноби Конохи вышли вперед оказываясь на краю ущелья, через которое протекала небольшая река, коих тут было предостаточно. Они уже пересекли ни одну реку, по дороге сюда и им предстояло сделать это на обратном пути. Хотя, эти речки были небольшие и при желании их можно было даже перепрыгнуть. Сейчас же, Какаши не стремился двигаться вперед. Он замер на краю, рассматривая две фигуры, которые красовались на другой стороне. Их черные плащи с рисунком красных облаком, развивались над водой, которая текла где-то внизу.
Спокойное лицо Какаши не изменилось, но его открытый глаз смотрел уже более напряженно. Он знал одного из двух людей, которые стояли напротив него.
"Итачи Учиха."
Пепельные волосы едва колыхались, хотя сам джоунин не двигался. Он замер перед целью раздумывая над тем, какие действия они могут предпринять. Он не испытывал страха, переводя взгляд с одного человека на другого. Он мог с готовностью встретится взором с тем, кто когда был с ним водном отряде Анбу, с тем, кто уничтожил весь свой клан, оставив жизнь только младшему брату, но как только это произойдет, он окажется в ловушке, из которой может не выбраться.
- Акатсуки. Не смей смотреть в глаза тому, кто стоит справа, иначе попрощаешься с жизнью раньше, чем думаешь. Я сам разберусь с ним.
Сейчас, Какаши был доволен только тем, что Хокаге запретил ему взять с собой учеников. Думать о том, что бы тут было, окажись тут Саске, не хотелось.
Поднеся руку к своей повязке, Хатаке поднял ее вверх, открывая свой шаринган. Тонкий, но яркий шрам, рассекал его глаз, за которым скрывалось наследие Учих. Сейчас джоунин полагался только на подарок Обито и на свой боевой опыт, хотя и понимал. что вдвоем они не справятся, а значит, нужно было потянуть время.

+2

3

I'm only human ©

Она отталкивается от ветки и взлетает все выше, почти над кронами деревьев – фалды плаща хлопают на ветру, словно крылья невиданной птицы, но повинуясь силе земного притяжения приходиться падать вниз. Именно падать, широко раскинув руки и закрыв глаза. Анко развлекается. Анко не хочет думать о предстоящей миссии, пока ее нога не переступит границу страны Огня. На минутных обсуждениях деталей и тактики боя (если вдруг случится такая неприятность) куноичи молчит, лишь иногда кивает – капитан отряда сейчас Хатаке, в его квалификации сомневаться не приходится, по сути Анко не совсем понимает, как она попала на эту миссию. В разгар экзамена, в перерыве между этапами, в момент, когда скопилось столько бумажный волокиты, а по деревне разгуливает толпа лишнего, опасного, народа, вдруг на одного из надсмотрщика сваливается долговременная путешествия, с весьма мутным заданием. Она сама не присутствовала при докладе посла Кава но Куни, но присвоенный статус «А», и запрет на участия новичкам и чуунинам (не говоря уж о генинах) возбуждал маломальский интерес.
Два дня пешим ходом, сквозь лес, с короткими ночевками на холодной земле, дежурствами и практически в полном молчании – Митараши так не может, ей необходима хоть какая-то разрядка, и потому она взлетает все выше и выше, отталкиваясь от стволов деревьев, но как только позади остается земля Страны Огня, куноичи занимает свое место в арьергарде маленького отряда, вся превратившись в слух и переставая производить весь тот лишний шум, который позволяла себе на территории родной страны.
Особенные…гении...
Черт бы их побрал, вокруг нее всегда полно особенных людей (пристальный взгляд карих глаз буравит дырку в спине Хатаке). И охотится тоже приходиться на особенных, коими считают эту странную организацию, что основалась, словно стая гиен, в глубине Страны Рек. А, значит, в который раз стоило оставить дома предсмертную записку, как смеясь, советовала Куренай, накануне отхода Митараши из деревни. Обычные шуточки, словно обереги, словно они забалтывают саму смерть, и не относятся к ней серьезно – никто никогда не говорит, что делать, если кто-то из них не вернется из миссии живым. Механизм отточен до мелочей, каждому заранее предоставлено место на центральном кладбище, где впрочем подобралась неплохая компания. Каменная плита, цветы в вазе и раз в год зажженная свеча – на большее претендовать не стоит. 
За мрачными мыслями она едва не теряет направление, даже не замечая, как соратник, словно зеленый лист на ветру, исчезает в просвете между деревьями – Анко упрямо встряхивает головой, и, не предчувствуя ничего хорошего, следует за ним следом. Не зря же Какаши как гончий пес шел вперед напролом – стоит немного понаблюдать за ним, и сможешь по движению тела, или взмаху руки угадывать настроение капитана. Естественно, если он позволит это сделать.

Шум горной реки оглушал, впрочем, сейчас, когда все чувства обострены до максимума, мог оглушить даже крик птицы. Анко приседает на ветке, касаясь пальцами рук древесины, и внимательно вглядываясь в фигуры на противоположном берегу. Черные плащи с красными облаками – Митараши щериться, обнажая зубы – какая встреча. Мысленно подсчитывает количество кунаев и взрывных свитков - мало, слишком мало, чтобы покалечить "того, кто стоит справа".
Учиха.
Со зрением у нее все в порядке, хуже конечно чем у обладателей шарингана, но нукенина Страны Огня необходимо знать в лицо. Не только этого, всех их – увесистая папка есть у каждого джоунина, это можно сказать, настольная книга, списки проскрипированных.
- На здоровье, - цедит сквозь зубы куноичи и садиться на ствол, свешивая ноги вниз. Конечности гудят от долгого бега, а железные щитки набили синяки – что ж, если Хатаке решил сыграть в парламентера, флаг ему в руки, в конце концов, их всего двое. Только вот Анко не знает плохо это или хорошо, но повинуясь приказу капитана, отводит скучающий взгляд на второго из Акатсук, - а, со вторым,что не так?
Вопрос просто в воздух, так, размять голосовые связки, да спланировать свои собственные действия – куноичи скользит взглядом по территории. Лес – позади, вода и гористая местность – впереди. Широкий простор для действий. С ними определенно что-то не так, раз дайме поднял переполох, и запросил помощи шиноби Листа. Остается выяснить,что именно не так, с напарником Учихи. Впрочем, Анко уже мало чем удивишь, разве что, если, из-за балахона, покажется бледное лицо бывшего сенсея. И вот тогда она точно рассмеется. А пока, нужно возвратиться к тактике, планам..., м, что они там обсуждали на отдыхе в лесу? Считает ли она, что впереди заварушка? Что ж, стоит кинуть только один взгляд на Какаши, который непринужденно поднимает свой хитай в правильную позицию. Просто так он этого никогда не делает. Да даже ради особенного дела, он этого старается не делать, значит дело пахнет керосином. И поэтому Анко стряхивает с плеч лямки небольшого походного рюкзака, избавляясь от лишнего балласта, но все так же расслабленно восседая на ветке дерева, и разминая пальцы на руках. Сложно не смотреть на фигуру Итачи - она едва помнит его, и чистый интерес иногда сильнее благоразумия.
Особенные…гении, черт бы их побрал…

+2

4

Someone told me long ago
There's a calm before the storm.
©

Когда последний из этих жалких шиноби-недоучек испустил дух, Сасори не испытал даже банального удовлетворения. Не то что бы он получал особое удовольствие от убийства, но, отправляясь немного развлечься в речную страну, рассчитывал на большее. Несомненно, Лидер организации также не предполагал, что все обернется настолько быстро и не вызовет никаких затруднений. В результате заказ был исполнен в точности с ожиданиями, и Акатсуки добились сразу нескольких вещей. Помимо оплаты их услуг, этим группа нукенинов заработала себе еще немного репутации среди большой пятерки стран. Кроме того, теперь поставки продовольствия отсюда прекратятся, если они захотят закрыть важный торговый путь. Не говоря уже о контрабандистах, которым теперь придется сотрудничать с Рассветом и купить себе право продолжать свою деятельность.
И такое непотребство находится под боком у Конохагакуре? Какая ирония. Будь они чуть порасторопнее, давно бы уже смогли отхватить свой лакомый кусок.
Поначалу их не восприняли всерьез, сказывалось невежество здешних обитателей. В ответ полетели головы. Нигде не указывалось о нежелательных жертвах, гадючник нужно было вычистить полностью. Оставляя за собой выжженную землю и десятки трупов, Акатсуки неумолимым пожаром прошлись по цветущему краю, уничтожая все на своем пути. Да, они обходили мирные города, но таких здесь насчитывалось немного. Власть же в более мелких поселениях почти всегда принадлежала мафиозным группировкам, которые как раз и являлись их целью. Местные хозяева оказались либо слишком упрямы, либо слишком глупы, но больше половины от всей этой разношерстой толпы нечистых на руку кланов и прочей шелухи и не подумало бежать без оглядки. Напротив, они, казалось, решили временно забыть о своих разногласиях и расквитаться с чужаками, вторгшимися в их владения. Ведь даже несмотря на наличие дайме, а также небольшой регулярной армии, Кава но Куни очень сильно зависела от бандитов разного рода, которые несмотря на свою натуру, предпочитали не гадить в собственном гнезде, оставляя право официального представительства страны правителю и его семье.
В течение без малого трех дней они организовали сопротивление, решив, что укрепленные позиции и наличие знания местности дадут шанс подстеречь нукенинов в удобном месте. Двигаясь от реки к реке, путая следы при переходе водоемов, они смогли соединить силы, оставаясь какое-то время незамеченными. Но, затевая эту маленькую войну, мафиози так и не поняли, что против шиноби, да еще и такого ранга, у них нет ни малейшего шанса. Даже четырех членов организации хватило для того, чтобы вскоре от этих жалких огрызков бандитских группировок не осталось и следа.
Сам кукловод активно участвовал в истреблении отребья, хоть и не находил это забавным. Даже используя лишь хвост скорпиона, одно из многочисленного оружия этой куклы, он спокойно расшвыривал и калечил им врагов. К чему напрягаться больше, чем нужно, если яд все равно убьет их. Дейдара же, являвшийся основным источником разрушений, кажется, искренне наслаждался процессом. Большую часть времени подрывник парил высоко в небе на одном из своих творений, время от времени одаривая местность глиняными бомбами различного размера с выкриком "Катсу!". Бывший мечник Киригакуре с напарником добивали тех, кто каким-то образом остался незамеченным первой двойкой, следуя за ними на расстоянии дневного перехода.
Вскоре, после существенного сокращения поголовья здешних криминальных баронов, заказ можно было считать выполненным. Однако, у Лидера имелись и другие планы насчет этих краев. Так, помимо обычной деятельности Рассвета, нукенинам предписывалось также занять определенную точку, которая могла бы в дальнейшем послужить неплохой базой для Акатсуки.
Теперь же, следовало выполнить эту часть плана. Как и было задумано, лишь двое из четверки шиноби-отступников отправились исполнять поручение. Дейдара незамедлительно покинул их ряды, намереваясь как можно быстрее заняться совершенствованием своего так называемого "искусства" по прибытии в нынешний штаб организации. Из-за того, что скорость перемещения по воздуху предполагала куда более скоротечное путешествие, Кисаме решил составить компанию блондину.
Удивительно, как быстро ты доверил жизнь такой ненадежной штуковине.
С точки зрения самого кукловода, воздушное средство перемещения его напарника могло детонировать в любой момент. Бывали и ситуации, когда он соглашался им воспользоваться, но то скорее исключение, чем правило.
Оставшись вдвоем, скорпион Красных песков вместе с Учихой направились к близлежащей пещере. Большое, искусственно выбитое в поверхности скалы, помещение разветвлялось на несколько ходов, углубляясь под землю. Надо сказать, подобное место действительно выглядит удобно, поэтому Хируко понимающе хмыкнул, когда они осматривали потенциальное жилище. Когда-то эти ходы для чего-то использовали, теперь же они стояли заброшенными. Преступники, возможно, обитавшие тут не так давно, не оставили и следа от своего присутствия. За все это время красноглазый нукенин не произнес ни слова, что, в принципе, устраивало мастера кукольных техник.
Итачи... Из всей нашей группы только твои мотивы я не могу понять. Дурак поверит, что тебе более всего важна чистая, незамутненная сила. Но взглянув чуть поглубже, я вижу лишь ледяную маску спокойствия и понимаю, как далеко такое утверждение от истины. Что ты преследуешь, ради чего живешь?
Разведав все в новом убежище и установив Барьер пяти печатей, шиноби в черных плащах с красным узором из облаков уже собирались покидать это место, как вдруг установленные в округе датчики забили тревогу.

-

Одна из многочисленных речушек протекала по дну ущелья, по обеим сторонам которого сейчас расположились шиноби.
Всего трое. В случае чего, не должно составить большого труда избавиться от них.
Тогда, внимание кукловода привлек один из появившихся ниндзя, с хитай-ате скрытого Листа, сдвинутой набок. Медленно седовласый джоунин поправил повязку, перемещая в такое положение, чтобы дать второму глазу возможность видеть.
Это может быть только один человек. Маска, протектор, скрывающий левый глаз... И бежать ты не намерен, как я вижу... Что бы ты не предпринял, действо обещает быть интересным.
Хируко вопросительно повернул голову, взглянув снизу вверх на замершего у края обрыва Итачи. Казалось, тот был безмятежен, словно озеро в безветренную погоду.
- Полагаю, ты согласен, что давать им уйти было бы глупо? - ответ Учихи не стал бы решающим, кукольник уже решил, что сегодня намечается сбор неплохого материала.
Оценив уровень каждого, Сасори пришел к выводу, что, помимо Копирующего ниндзя, действительно серьезной опасности больше никто не представляет. Тем не менее, эта двойка вероятно также являлась джоунинами. Одна из них, куноичи с фиолетовыми волосами, сейчас вальяжно устроилась на ветке близлежащего дерева. Кукловод скользнул по ней взглядом, не удостаивая особого внимания.
Вероятно, ты будешь не прочь уничтожить того, кто присвоил себе оружие твоего клана, Итачи. Что ж, это не слишком большая проблема. В случае чего шарингану найдется замена, а вот тело, способное использовать такое количество техник - бесценно.
Обе стороны замерли, ожидая действий друг друга. Такое бывает, когда природа затихает в ожидании особо сильной грозы. Вот-вот может раздаться удар грома. Краткая вспышка, и тогда бой начнется.

+2

5

Печальный рассвет. Мёртвый закат. Каждый день как один — похож на симфонию прощального дождя. Серые небеса над головой пытаются изобразить мрачные картины уходящего прошлого, акцентируя своё внимание на бездушных тонах; им не хватает алых оттенков.
Рассвет переливается гордостью и неприкосновенностью, разбавляя и без того серое небо жестоким колоритом.
Внутри пустующего сердца прячется тень давно застывших чувств, которые не нуждались в прикосновениях падшего мира. Война всегда имела металлический привкус, ведь он часто дополнялся горечью и запахом соли. В подобные моменты империи не существовало — её просто не могло быть. Тени прошлого склоняли свои головы, но всё безрезультатно. Шаг навстречу неизвестности завершался уничтожением самых дорогих воспоминаний. Достаточно направить их против сломанной воли. Приказ как фермент против собственных чувств. Их утрата не станет смертью для угасающего прошлого. Его подробности веяли холодом, но спрятанные тайны согревали любовью и теплом.
Как известно, ложь способна подавить бурю торжествующих чувств. Временами приходилось примерять на себе маску смерти, пока однажды, её тонкий корпус не дал трещину: падающие слёзы разрушили оболочку. Теперь его преследует безжалостная месть, но даже в её отсутствие жизнь Итачи характеризовалась адом. Сны навсегда потеряли цвет и часто напоминали бесцветный набор картин от которых нельзя было убежать. Он поменял свою жизнь на лучшую, выбрал совершенно противоположную дорогу в отличии от своего младшего брата. И это были справедливые требования в отличии от разбитой судьбы. В его глазах пряталась боль утраты, которую он разделял в присутствии холодного дождя. Падающие капли забирали его воспоминания, оставляя лишь сухую боль сердца — от неё никогда не избавиться. Лишь смерть могла протянуть свою руку помощи, оборвав тонкую нить жизни. Но ещё рано. Им управляли тайные желания, которые предстоит исполнить до момента собственной смерти. Он перестал быть собой. Его жизнь уже давно перечёркнута линией горизонта.

...

Отголоски смерти вольно витали в свежем воздухе и растворяли запах крови. Эта страна сохранила в себе утрату и триумф, боль и счастье. Было в ней что-то знакомое и привычное, от чего напряжённая тишина казалась неотъемлемой частью этой местности. Влажный воздух восполнял общую картину, рисуя невидимые узоры и силуэты на сердце маленькой страны. Высокая плотность тумана способствовала утреннему рассвету, однако оставалась редким явлением.
Слухи были далеки от него, но иногда Итачи вспоминал кровожадные легенды этих границ, которыми охотно делился его напарник. Земля под ногами пропитана кровью, а небеса над головой отражали падение очередной империи. Маленькая война правила селением, но даже она ужасна; даже её Итачи желал видеть меньше всего. Сейчас он всего лишь свободный гость, который следует в согласии с приказом, но не более. Оставаться замеченным или разоблачать признаки своей потерянной жизни он не желал. А большего ему просто не хотелось.
Оставляя тихую страну в гордом одиночестве, он пытался остаться в стороне от битв и сражений, окончательно скрыв своё присутствие. Но в самый последний момент выбирать не принято и его миссия должна была закончится тремя секундами ранее — не получилось.

Что?... Должно быть кто-то нас обнаружил.

Чужое вмешательство требовало поспешных, но согласованных действий. Следовать воле хладнокровного убийцы казалось привычным шагом, ведь ложь всё сильнее поглощала его сердце и разум. Выбора у него не оставалось. Итачи отправился навстречу к незваным гостям, вслед за своим партнёром. И как бы сильно он не отрицал возможности предстоящей битвы, его внешние признаки совсем не отражали чувств и эмоций. Он был всё также холоден и безжалостен к своему врагу.
Эта встреча закончится холодной смертью, которая ни для кого не предусматривала  второго шанса. Будущее заключено в сражении; вот только у двух отступников шансов на победу куда больше, чем у остальных.
В итоге, враги были пойманы в ущелье и сейчас их местоположение играло далеко не решающую роль. Взору предстали джоунины лиственного селения. Более того, одного из этих шиноби Итачи прекрасно знал, а другую — всего лишь помнил.

Ситуация ухудшалась, из-за чего вопрос напарника так и остался без ответа. Логическая цепочка была нарушена и нельзя было точно сказать какая из сторон сейчас оказалась в ловушке. Организация Акацуки стала главной целью, поэтому её представителей ни за что не оставят без должного внимания. - Хатаке Какаши, я полагаю? - ледяной тон восполнил тишину. Зрачки в белоснежных глазницах Итачи приняли алый цвет. Безмолвие было нарушено. Враг действительно собрался применить достояние клана Учиха против его кровного наследника. Как глупо.
Вторым противником оказалась Митараши Анко. По некоторым причинам, Итачи не стал раскрывать её возможности, умолчал. Может потому что не желал придавать её узам смерти, а может потому, что пытался разнообразить поединок Сасори, делая его более насыщенным.

Ваши шансы слишком ничтожны, но выбора нет: ни у меня, ни у вас.

+3

6

© Они его придумали сами. Свой мир, свою войну, и свои роли.

Чувства обострены до максимума, но звуки доносятся сквозь какую-то густую пелену, словно Хатаке только что упал в озеро и вода никак не желала выходить из ушей, мешая различать тонкие нотки. Нет, это даже была не пелена. Все звуки смешались воедино : шум реки, скрип веток дерева, даже дуновение ветра.
Он замечает, как Анко садится на ствол дерева, свешивая ноги. И откуда в ней столько безмятежности, будто она просто собирается посмотреть на какой-нибудь фестиваль. Хотя сейчас это было то, что нужно, главное, что токубетсу не бросалась вперед облизывая свой кунай языком, готовая во что бы то ни стало избавиться от противника.
На ее процеженные сквозь зубы реплику, седовласый реагирует не сразу. Все, чего удостоилась женщина - это медленный кивок головой. Он не пытается над ней издеваться, заставляя ее ждать ответа, но не в его характере торопится. Прежде, чем, начинать что-либо делать, необходимо проанализировать ситуацию от начала до конца и, для того, чтобы сделать это, проще действовать по проверенному принципу : молчи, слушай и запоминай.
Звук падающего на землю рюкзака давит на слух, но Какаши не обращает на это внимание, слушая разговор двух людей,если можно это назвать разговором. Перед ним стоит незнакомый преступник. Раньше им не приходилось встречаться и, для того, чтобы определить его способности понадобится время. Что касается Итачи, то что смог выучить гений за это время?
Секундная мысль в голове о том, что и самого седовласого звали гением исчезает быстро. Мозг будто напоминает о всей сложности ситуации и требует начать действие, но тело остается неподвижным, лишь немного повернув голову, Хатаке произносит звук, разрезающий повисшую тишину.
- Нам предстоит это выяснить прежде, чем отряд подойдут на помощь.
И для чего нужны эти лишние движения, неужели обладатель шарингана не может просто ответить на вопрос. Присутствующим тут людям еще только предстоит узнать, какие новые правила он внесет в игру. Нет, он не может затеять все сам и играть по своим правилам, но стоит разнообразить общепринятое.
В то время, как собственный клон стоит перед пропастью и смотрит на своих врагов, Какаши неподвижно замирает в укрытии. Он никогда не вступит в бой до тех пор, пока не узнает уязвимых мест противника.
Пока, никто не знает о том, что перед ними стоит копия. Ни Анко, которая слушает ответ, ни Итачи, обладающий шаринганом, ни его спутник, не знают о плане Хатаке.
Где-то над головой вспорхнула птица и пронеслась по направлению вражеских шиноби. Хатаке продумывал стратегию, по которой они могли бы выйти с наименьшими ранениями. Пока не пришла подмога им предстоит сражаться один на один и кто знает, какой силой сейчас обладают Акатсуки.
"Значит, нам заказали "А" ранг. Сложно поверить, что правитель страны рек не знал о том, с кем нам предстоит встретиться. Значит, он либо решил сэкономить, либо поймать нас в ловушку."
С другой стороны, седовласый прекрасно понимал, что на эту миссию мог быть отправлен любой шиноби, но сейчас ему было некогда рассуждать о том, как им могла быть уготована такая встреча. Даже если это и совпадение, то в этом нужно было убедится.
Из своего укрытия, Хатаке наблюдал за спутником Итачи и самим Учихой. Его безмятежное лицо спокойно наблюдало за всем происходящем, но в нем что-то было не так. Лицо Итачи не изменилось за все то время, что он здесь был и Какаши старается уловить едва различимые признаки живого человека в своем бывшем подчиненном.  Только его глаза становятся алого цвета.
Даже он, Хатаке не способен разгадать мысли этого человека. Маска седовласого скрывает его лицо, но кроме нее, существует и другая, не позволяющая чужим заглянуть ему в души. Смотря на темноволосого парня, джоунин думает, что у Итачи не просто маска, у него броня, которую нельзя пробить. Это универсальная защита, которая не позволит никому и на шаг приблизится к мыслям старшего Учихи.
Еще с незапамятных времен, Какаши помнил о тех качествах, которыми обладал Итачи и вряд ли они притупились, скорее наоборот. Второй же спутник казался куклой. Вероятнее всего, это так и было. Напрягая свою память, Какаши пытался вспомнить, кто мог перед ним находится, но в голову не пришло ничего. Единственное, в чем был уверен джоунин - это то, что он человек был не из деревни, а судя по тому, что он мог управлять марионетками, он имел отношение к деревне Песка.
Клон держит руки в карманах. Какаши знает, что он сжимает три куная и готов бросить их при первой необходимости, но, если его копия будет уничтожена, придется самому вступать на поле боя. В конечном итоге, на этот прием больше двух раз никто не купится, а надеяться на удачу не приходилось.
Сейчас все шло так, как и требовала стратегия и медлить уже было нельзя. Приготовленное в руке оружие отправляется в полет и Хатаке видит, как Итачи с легкостью уходит от удара. Копия промахивается, но это не удивляет Копирующего. Его внимание привлекает фигура Анко, еще не догадалась? мысленный вопрос скорее адресован сам себе, ведь читать мысли девушка пока не научилась, но не раз отправляясь на совместные задания могла предположить стратегию.
Внезапно клон исчезает и Какаши вынужден сам появится на поле. Не задумываясь, он складывает печати. Не так быстро, как это делал Итачи, но быстро для того, чтобы кто-то не обладающий шаринганом мог различить движения его рук.
Огромный водяной дракон образовывается в воздухе и направляется в сторону Итачи. Лишь после того, как чудовище достигает открытого пространства, Хатаке появляется "на цене". Он мог бы бросить одну из своих фразочек о том, что заплутал по дороге или спасал бедного зверька, но сейчас его лицо сосредоточено. Он и не думал о том, чтобы пошутить или казаться рассеянным. Сейчас его не заботят те эмоции, которые можно различить на его лице. Основная задача - это не позволить Акатсуки лишить кого-то жизни. Пролетая мимо Анко он успевает косо посмотреть на нее. Ему проще начать действовать самому, чтобы защитить товарищей и мысль о том, что он отправил отряд в другую сторону радует. Он не знал, что им предстоит встретится с врагом такого уровня, но люди, жившие с ним в деревне не должны пострадать. Значит надо покончить со всем как можно быстрее. Холодный взгляд переходит на Итачи. На этот раз Какаши закрывает свой глаз, полагаясь только на зрение шарингана. Подарок Обито не должен позволить ему попасть в гендзюцу.

+2

7

Twilight omens in my life ©

Если взять в руки кунай, то напряжение в воздухе можно резать на мелкие кусочки. Но куда плотнее пелена презрения, что окутывает местность, словно туман с реки, и теперь главное разглядеть в нем истинные цели и намеренья. И тут-то вся логическая цепочка рассыпается крахом, потому что она просто неприменима к тем, кто стоит на другой стороне горной реки. Миссия ранга «А» предполагает, что в итоге в деревню будет доставлена бесценная информация, которая изменит расположение сил не в пользу организации Рассвета. И не важно в каком виде она прибудет – живой свидетель, мертвое тело, часть тела. Прежде всего – интересы Конохи, и сейчас токубецу всего лишь орудие для их достижения. Ей не привыкать, на самом деле.
А ведь на их месте мог быть кто-нибудь другой.
Анко представляет, как напротив отступников стоят Куренай и Асума. Или Хаяте и Райдо. Или… неужели она думает, что у нее больше шансов выжить относительно своих товарищей? Именно так. И, это не просто бахвальство, или желание выделиться из толпы (особенные…). Нет. Это вполне рациональное решение. И основной к тому мотив – ее ничего не сдерживает и не ждет, там в Конохе. Но, ко всему прочему умирать куноичи сегодня не собирается – она едва подавляет зевок, прижимая ладонь ко рту, и искоса поглядывает на Какаши.
Клон или не клон?
Слишком уж заторможено он реагирует на вопрос со стороны напарницы, хотя еще пару минут назад с готовностью выдал фразу на счет Учихи. Не иначе как она была одна из десятка, заготовленных на все случаи жизни. Не сказать, что Митараши уверена, джоунин вполне мог просто впасть в прострацию, обдумывая всю глубину...кхм…проблемы в которую они угодили. Впрочем, даже если рядом замер клон, то прототип где-то неподалеку, поэтому Анко отводит глаза, возвращаясь к примадоннам сегодняшнего дня. Похоже, парламентерских речей не будет – если не считать обрывочные фраз с того берега. Глухой, словно из бочки, голос напарника Учихи – ветер дружелюбно приносит его на другой берег. И ответ самого Итачи. Поклоны окончены, они всего лишь убийцы, и если глубоко вдохнуть, то можно услышать запах крови, что навсегда впитался в черные балахоны. Как странно смотреть на тех, кто осознанно и вполне жестоко прошелся кровавым смерчем по Кава но Куни, вот тебе и рассвет, который увидели далеко не все, а пережили и вовсе единицы. И, да, при всех отрицательных прогнозах Анко собирается пополнить эти ряды.
А теперь ей нужен всего лишь повод или звон гонга, чтобы сорваться с места – боя не избежать, даже если сейчас разверзнуться хляби небесные, это ничего не изменит. У шиноби Конохи есть приказ, и путь к его выполнению лежит по головам двух нукенинов стоящих у самого края обрыва. Митараши закусывает губу, до боли, почти до крови, и в тот момент, когда рядом стоящий Какаши выкидывает руку в броске, сама куноичи оказывается на ногах, мигом принимая боевую стойку – она привычным движением отбрасывает фалды плаща назад, и пальцы скользят по держателю кунаев закрепленному на бедре. Все еще повинуясь приказу, она буравит взглядом низкорослую фигуру второго из Акатсук, умом понимая, что Учиха скорей всего уже активировал шаринган, а, значит, любая случайность может привести к фатальному концу.
Плавное, скользящее движение ближе к краю ветки, ощущая как в воздухе начинает скапливаться все больше влаги – Анко морщиться, это не ее стихия, и когда водяной дракон появляется во всем своем великолепии, разевая пасть и устремляется вперед, куноичи не спешит следовать за ним. В ее ладонях блестят сталью кунаи, к каждому привязана металлическая длинная, крепкая струна – Анко пригибается ниже к ветке, прижимая руки к груди крест-накрест, и выбирая лучший момент для броска.
Итак…
Фигуры на поле расставлены, жаль их всего четыре – клон Копирующего с хлопком растворяется в воздухе, пав первым – и белый ферзь, наконец, появляется из своего убежища. Хорошо, что их всего четыре. У Анко нет времени следить за третьим членом отряда, который по счастливой случайности остался собирать информацию и ждать остальных в назначенном месте. Что ж им сегодня повезло – а, вот, Хатаке и Митараши нет, все вполне пропорционально. Водяной дракон врезается в берег, разделяя противников, и поднимая кучу брызг, а так же взметая камни которые от удара разбрасывает в разные стороны.
У джоунинов есть всего пара секунд – Анко ловит взгляд Какаши, и успевает в ответ состроить недовольную гримаску, мол, мог бы и раньше предупредить о подмене. Впрочем, это ничего не меняет, теперь у них разные заботы, и та, что достается самой девушке, сейчас резво уклоняется от падающих деревьев, которые повалило водной атакой. Пора действовать, пока он занят проблемами насущными, и еще не скрылся с глаз или не выкинул чего повеселее. Отчего то кажется, что у противников, неожиданно окажутся разные поводы для веселья. 
На выдохе, почти со стоном, она выкидывает руки вперед, и пять кунаев летят на противоположный берег – двое врезаются в деревья слева, двое справа, последнее лезвие путаются в кроне центрального ствола – не один из ножей не направлен в напарника Учихи. Анко натягивает металлические струны, так, что они звенят, и крепко фиксирует их – на все действия уходит меньше времени, чем на один вдох.
- Katon: Ryūka no Jutsu.
Огненные всполохи, устремляются вперед по нитям, обдавая жаром, и ограничивая территорию, запирая напарника Итачи в плену бушующего, гремящего, пламени. Оно ударяется о деревья, словно волна о прибрежные скалы, устремляясь вверх и заставляя вспыхнуть тонкие ветки. Черный дым устремляется в небо, в то время как Анко срывается с места.
Что ж теперь она как нельзя четко обозначило их местоположение – ветер задорно разносит по местности дым и запах жженой древесины. К тому же это неплохая защита от случайного взгляда Учихи. Сама Митараши на ходу дотрагивается до огня, ощущая резкую боль в кончиках пальцев и ухмыляясь, облизывает кончиком языка пересохшие губы, ощущая на них горечь летящего пепла.
Еще в воздухе она складывает печать, и в атаку устремляются еще два клона, выходя в авангард, и прикрывая прототипа. В конце концов, она все еще не знает на что способен нукенин, и вступать с ним в ближний бой куда как опрометчиво. Никаких техник в ближайшее время, только чистое нинзюцу – клоны атакуют, вооружившись кунаями, и дублируя хищную ухмылку самой куноичи.

Техника

Katon: Ryūka no Jutsu  "Высвобождение огня: Техника драконьего пламени" - техника стихии Огня, при которой пламя можно пустить по сетям или лескам.

+2

8

Когда веет ветер, он задувает свечи и разжигает пожар. ©

Ветер задул снова, и отголоски бури в предрассветном небе, окрашенном в ярко-алый цвет, так напоминающий кровь, хлещущую из свежей раны, проявляются все сильнее. Небесный свод хмурится, словно не одобряет намечающейся игры со смертью, партию которой сейчас собираются начать шиноби из скрытой листвы. Но круговорот уже завертелся, отправляя еще несколько жизней в горящий котел судьбы, где будет выбран тот, кто удостоится чести окрасить новый рассвет уже своей кровью, завершая естественный процесс. Как бы там ни было, а исход этого столкновения выглядит достаточно предсказуемым, учитывая явный дисбаланс сил сторон. На левом берегу напряженно замерли Коноховцы, с застывшей на лицах решительностью выполнить свой долг. Кажется, им совсем не дороги свои жизни, с которыми они готовы расстаться по мановению руки кого-то из вышестоящих, либо же преследуя этим какие-то высшие идеалы, с трудом воплотимые в реальном мире. Как глупо. Кукловод не испытывает ни жалости, ни презрения к этим людям. Разве что затаенный интерес, бросая взгляд на Копирующего ниндзя Листа.
Внезапно тот срывается с места, и три тени расчерчивают воздух, стремительно приближаюсь к Учихе. Молниеносный, идеально выверенный бросок. Резкий шаг в сторону, и кунаи пролетают мимо, с силой вонзаясь в землю. Почти незаметное движение Итачи, и в его противника уже летят несколько сюрикенов, превратившись в размытые вращающиеся фигуры. Атака также не настигает цели, как кажется на первый взгляд. Но одно обманное движение, и в грудь седовласого джоунина врезаются сразу несколько метательных снарядов. Простая, но оттого не менее эффективная ловушка с использованием тени сюрикена для укрытия в ней второго. Зная способности Учихи в этой области, Сасори не сильно удивился такому попаданию. А вот то, что Хатаке не смог уклониться, заставило бы его удивленно выдохнуть. Если бы, конечно, у мастера кукольного дела еще оставались легкие.
В тот же миг клон исчезает в белом дыме, и на сцену выходит настоящий обладатель шарингана.
Где-то на грани слуха прозвучал едва слышный раскат грома. Затем вспышка в отдалении, на мгновение осветив небо, предупредила о приближающейся грозе. Наверху творилось нечто невообразимое. Алые тона еще господствовали, пытаясь защитить свое законное право на краткое существование в эти ранние часы. Но ветер стремительно гнал черные стада овец, в которых то и дело появлялись яркие вспышки, прямо к месту сражения. Этой стране действительно не помешал бы дождь, учитывая как сильно напитала землю красная влага, соседствуя с опустошением и горем.
Новый раскат сильнее прежнего. Копирующий ниндзя не ждет действий противника, а атакует первым. Стремительно складывая печати, так что за этим тяжело уследить глазу, он начинает игру. Река внизу с ревом вздымается, поднимаясь над ущельем в облике крупного водяного дракона. На мгновение принявшая форму легендарного зверя жидкость зависает посреди поля боя, а затем всей своей силой обрушивается вниз, метя в компаньона скорпиона Красных песков. Вот и первый ход. Сасори не собирается ждать, пока мощная волна, взрывающая своей ударной силой даже каменистую почву, увлечет его за собой, зацепив своим краем. И кукла проворно отпрыгивает с ее пути. Удивительно легко, несмотря на кажущуюся медлительность. На миг кинув взгляд в сторону, марионеточник убедился, что Учиха с такой же легкостью избежал техники своего оппонента. Спустя еще секунду последствия водного дзюцу начинают проявлять себя сильнее, и могучие стволы, больше не опирающиеся на уходящие в земные недра корни, со стоном валятся вниз. Одно из деревьев угрожает вот-вот накрыть собой нукенина, и тот сильнее перемещается вправо, разрывая дистанцию с Итачи еще больше. Никакие переживания не терзали его на этот счет, поскольку Сасори ни на миг не сомневался в победе своего союзника, даже если тот выйдет один против всей этой троицы. А даже если бы и сомневался, он просто не смог бы испытывать соответствующую гамму эмоций. Все они остались в прошлом тусклым фоном уходящих воспоминаний.
Звук щепок, выбитых из древесной коры кунями, не становится для мастера неожиданностью, куноичи давно замечена им. Но Сасори останавливается, понимая, что это был не простой промах, и с интересом наблюдает за маневром.
- Katon: Ryūka no Jutsu, - сделав несколько жестов, девушка выдыхает горячую струю, стремительно пожирающую свободное место на привязанных к метательному оружию нитях. Недурно. Окружающее пространство окутывает пламя, погружая мир в цветущую колыбель оранжевых всполохов в сумерках. Охваченные огнем деревья теперь похожи на гигантские костры, раздуваемые ветрами и грозящиеся поглотить всех окружающих в ревущем потоке. Это было обманчивое впечатление. Куноичи думала, что заперла скорпиона в ловушку, но корпус Хируко спокойно мог выдержать жар пламени. Какое-то время, разумеется. Чтобы пройти через беснующуюся стену, отгораживающую его от остального участка места схватки, потребовалось бы пара секунд.
Как глупо и посредственно. И это все, на что ты способна?
Ответом ему послужил темный силуэт, приземлившийся в центре огненной просеки. Хируко удовлетворенно хмыкнул, а стальные сегменты выступили из под плаща и начали подниматься по сгорбленной спине, являя свету скорпионий хвост. Впрочем, света как такового здесь не наблюдается. Разве что тени от огненной пляски, да отблески в глазах девушки, стремительно бросившейся вперед в сопровождении двух клонов, бегущих перед ней. Сасори не исключал, что, возможно, одна из копий в первом ряду может оказаться настоящей, но это вершина глупости. Подобная тактика слишком убога, чтобы увидеть ее в исполнении элитного шиноби Конохагакуре.
Что ж, кукольник решил не торопить события и не заканчивать маленький театр  с этой девчонкой на первом же акте.
Достигшие марионетки теневые клоны обогнули ее с флангов, после чего атаковали, вооруженные кунаями. Хвост Хируко пришел в движение, почти наполовину высунувшись из под плаща. В случае необходимости его длина могла достигать очень внушительных размеров, однако в данном случае хозяин куклы посчитал, что этого более чем достаточно. Оставаясь на месте, Сасори отражал атаки сразу трех целей с помощью этого оружия. Та, что предпочитала держаться на расстоянии, лишь изредко осмеливаясь приблизиться, когда угроза была минимальна, вероятно и являлась настоящей. Кукловод не знал эту девушку, однако же, видел что-то знакомое в ее чертах. Это немного интриговало, и удерживало от того, чтобы использовать иглы с ядом, которые могли бы испортить представление.
Ничего выдающегося, это всего лишь джоунин из Конохагакуре. И все же, с ней не все в порядке.
Вдосталь насладившись этой частью, мастер кукольных техник резко заставил марионетку крутануться на девяносто градусов влево, заведя хвост за спины своих противников и нанося режущий удар сзади, добавляя силу инерции в скорость броска. Разрезав одну из копий пополам, он обратным движением плашмя ударил другую, отбрасывая ее наземь. Ты всегда пряталась позади. Слишком обыденно. Последняя куноичи осталась стоять, в то время как вторая была отброшена приемом Хируко.

+2

9

Учиха Итачи
http://sf.uploads.ru/It7yA.jpg

В тот миг, когда первый сюрикен вонзился в теневого клона бывшего капитана отряда АНБУ, все в округе пришло в движение. Застывшее полотно было разорвано всплеском красок, и стало стремительно заполняться новыми тонами. Бесстрастное выражение лица отступника не изменилось, когда он поймал взглядом фигуру за листвой деревьев, поспешно складывающую печати. Стоило отдать должное, подобное мастерство встречается редко. Холодный блеск в глазах Учихи скрывает скрытое сожаление, смешанное с легким бризом ностальгических отрывков из прошлой жизни. Эти дуновения сливаются в унисон с реальным ветром, колыхающим верхушки деревьев. Все это остается на грани сознания, которое Итачи концентрирует для предстоящего боя. Огромная масса воды сейчас зависает в нескольких метрах над ним, чтобы через секунду обрушиться вниз, подобно разъяренному хищнику. Обладатель шарингана немного медлит, а затем резким прыжком в сторону уходит из области поражения, на пару мгновений разминувшись с водяным драконом. От столкновения жидкой массы с твердью во все стороны летят брызги, рождая многочисленные блестящие капли на траве. В этом в действительности не было нужды, вдалеке уже грохотали раскаты грома, быстро приближаясь.
Разрушения, учиненные техникой Хатаке Какаши, дали о себе знать, когда разделили членов Акацуки, равно как и поле битвы, на две части. Слева полыхнуло пламенем, и вот уже все скрылось за пеленой огня.
Что же, Какаши-сан, вы будете делать теперь?
Копирующий ниндзя не спешил преодолевать разделяющее их расстояние, лишь пристально вглядывался в силуэт отступника и, судя по всему, обдумывал свое следующее действие. Вряд ли он понимал, кто сейчас перед ним. Оно и понятно, ведь гений клана Учиха стал врагом даже в лице своего собственного брата. Сейчас нукенину предстояло принять решение, последствия которого могли стать необратимыми. Это являлось единственным способом сохранить жизнь старому товарищу и не вызвать подозрений у кукольника. Тот слишком заинтересован в том, чтобы получить его тело, чтобы просто так оставить его и дать возможность выжить.
Но если вы не сможете уйти после этого, то все равно погибнете. И мои глаза уже не так хороши, как раньше... Это все, что я могу сейчас сделать.
Отступник попробует дать им возможность избежать смерти, но шиноби Листа должны постараться для этого. Итачи никогда не убивал просто так, вот только кукольник следовал другой идеологии.
Из-за воющей оранжевой стены раздавался лязг металла, свидетельствующий о том, что Сасори уже вступил в схватку.
У нее мало шансов. Но если то, что я слышал о бывшей ученице Орочимару, правда, то есть надежда.
Благополучный исход плана требовал незамедлительной реализации. Немного промедления, и все пойдет прахом. Какаши уже начал действовать и в большом прыжке преодолел пропасть, остановившись от Итачи в опасно близком расстоянии. Сложив печати, он начал концентрировать чакру в руке, и его противник с помощью шарингана мог наблюдать странные метаморфозы ее потоков, образующиеся в ладони Хатаке. Спустя несколько секунд шиноби сжимал пальцами сгусток молнии, расчерчивающий своими электрическими разрядами окружность вокруг владельца.
Низко пригнувшись к земле, копирующий ниндзя Листа начал движение в направлении нукенина. Глаза Учихи позволяли ему без труда отслеживать передвижения, а потому, ему не составило большого труда увернуться от удара и тут же нанести ответный.
Нога врезается во что-то жидкое, а очертания бывшего капитана становятся нечеткими и он превращается в лужу воды, оседая на землю.
Снова клон, значит.
Из-за спины послышался треск электрических разрядов, и нукенин отпрыгнул в сторону, заставляя удар пройти левее. Приземлившись на траву, он уже был готов отразить следующую атаку оппонента, который намеревался застать его врасплох, ударив сверху.
Рука Какаши была меньше чем в метре от лица гения клана Учиха, когда тот начал действовать.
Сейчас.
Его рука сомкнулась на кисти врага, удерживая ее в неспособном атаковать положении, а затем Итачи взглянул уже измененными зрачками на сына Белого Клыка.
- Тсукуеми.
Мир завертелся и принял черно-белые оттенки, а небо сменило цвет на алый. С его вершины на нового гостя зловеще взглянула красная луна.

0

10

И я увидел демона тьмы, что пожирает чужие сердца
И я увидел престол Сатаны и смерть у которой нет лица.

Поле делится на две части, разделяя шиноби Конохи между собой. Яркий поток пламени закрывал обзор, но Какаши и не мог позволить себе отвлекаться, если он хочет выжить. Сейчас ему предстоит положиться на своих товарищей и верить в то, что Анко справится со вторым представителем Акатсуки. Он не мог помочь ей ни в чем, А сам он только и может, что следовать урокам Минато-сенсея. До сих пор джоунин не привык работать в командной работе, хотя именно этому он обучал своих учеников. Гораздо проще самому подставиться под удар и спасти жизнь своих товарищей, чем видеть их смерть. Слишком много дорогих людей отправились в иной мир,  оставляя внутри только глухую боль, но каждый из н м сыграл свою роль в жизни Копирующего Шиноби Листа.
Сейчас, глядя на своего врага, Какаши думал о том, как много людей погибли в ненужных сражениях. Сначала Обито, затем Рин и Минато-сенсей. Итачи оставил  свои отметины на порванном холсте жизни Какаши и сейчас предстояло избавиться от этих чернил, избавляя себя от ... Избавляя своего ученика от жажды мести.
Он так и стоял на месте, наблюдая за Учихой. Казалось, что никто не хочет сражаться, или оба ждут подходящего момента для того, чтобы напасть. Джоунин понимал, что нельзя действовать бездумно, требуется стратегия, которая позволит выйти с наименьшими потерями. Главная задача капитана отряда состояла в том, чтобы никто не погиб. Остальное было не важно. Сколько времени требовалось на то, чтобы понять эту истину, сколько для этого должно было погибнуть шиноби?
Концентрируя в своей руке чакру, джоунин срывается с места, рассекая воздух потоками электричества. Не сложно догадаться, что Итачи видит движения седовласого джоунина. Пусть так, ведь это отвлекающий маневр для того, чтобы провести атаку.
В последний момент, Хатаке заменяет себя созданным клоном и оказывается за спиной Учихи. Его водяное тело исчезает от удара Итачи в тот момент, как шиноби Листа планирует напасть на своего врага с воздуха.
Способности Итачи позволяли ему отразить этот выпад. Должно быть бывшему Анбу приходилось часто убивать людей. Кто знает от чьей руки погибло больше людей : от отступника или от того, под чьим командыванием он служил много лет назад?
Лицо не изображает в действительности ничего. Он не испытывает никакого азарта во время этого поединка, да и вообще во время любого другого. Убийство не несет в себе ничего положительного, яркого и красивого. Если есть возможность не убивать своего врага, Какаши воспользуется этим; Если кто-то должен совершить нечто подобное из отряда, Какаши готов взять эту обязанность на себя. Он сам готов нести этот крест, чем видеть его у других за пазухой. Вот только хватит ли ему сейчас сил противостоять истиной крови клана Учиха.
Но настоящий обладатель шарингана блокирует атаку. Джоунин чувствует, как на его кисти смыкается рука врага и из-за этого он не может нанести удар. Он поднимает сосредоточиной взгляд на лицо Учихи, который сейчас находится в выгодной позиции для того, чтобы нанести удар, но этого не следует. Вопреки ожиданиям,он видит глаза Итачи, который активировал шаринган, но рисунок уже другой.
Мангеке. - успевает подумать джоунин прежде, чем мир, окружающий его, исчезает и переносит его сознание в иное измерение.
Джоунин открывает глаза. Все пространоство вокруг было окрашено в ярко алые тона, а все предметы были черно-белые, словно нарисованы. Джоунин стоит с разведенными в сторону руками, которые закреплены на концах большого креста. Хатаке пытается
дернуть рукой, но ничего не выходит. Он находитсясловно на распятье и все, что оставалось, это ждать, что его ждет в этой иллюзии.

В течении 72 часов ты будешь в этом мире терпеть боль. Здесь я управляю временм и пространством.

Разносится голос где-то рядом, после чего плечо Какаши пронзает кол. Джоунин сжимает зубы под маской, держа губы плотно прижатыми друг к другу, чтобы не кричать от боли. После этого, в него снова вонзается кол, снова и снова. Из горла издается глухой крик. Он чувствует, как все его тело прозает острое оружие. Дахание становится прерывистым. Кажется, что прошли сутки.
"Осталось еще немного потерпеть." - мрачно думает Хатаке, но мысли разрушает голос Учихи, словно он забрался в голову седовласого джоунина.

- Прошло 3 секунды. Придется потерпеть еще 71 час, 59 минут и 57 секунд.

Неужели, прошло всего несколько секунд? Терпеть еще так долго. Нет это невозможно.
"Это всего лишь техника. Обман. Нужно подождать, когда все закончится..." - думает седовласый перед тем, как получить новую порцию боли. Он сдавленно хрипит от того, что кричать уже невозможно.
Хатаке открывает глаза. Перед глазами все плывет. Он опускается на землю и не может пошевелиться. Едва различает силуэт Учихи рядом с собой, который возвышается над ним. Он не в состоянии сказать хоть что-то. Все, что ему остается сидеть на коленях и опираться на руки, чтобы не упасть на землю. Он фокусирует свой взгляд на камне, который лежит рядом с ними, после чего переносит взор на своего врага. Сейчас тому не составит труда убить седовласого джоунина скрытого Листа и Копирующий понимает это. Если не случится чуда, то скоро он увидится со своими погибшими товарищами.

+2

11

Вот он один на доске застыл обреченно.
Что ж ты прекрасно провел этот эндшпиль за черных ©


Под их ногами танцует воздух – куноичи, в каждом своем шаге, движении и атаке слегка докасаются земли, взаимодействуя друг с другом и нападая на врага почти одновременно. Лишь изредка одна из них уходит на задний план, словно опасаясь за собственную безопасность – она излишне внимательна, тогда как остальные, утратив инстинкт самосохранения, буквально бросаются грудью на амбразуру.
Стальной сегментарный хвост, который на мгновение насмешил Анко, оказался на деле весьма удобным оружием, чтобы держать предполагаемого противника на расстоянии. Но, клоны верткие и гибкие, им хватает и тех крупиц информации, что удается рассмотреть в сполохах огня. Где-то слышится хруст ветвей, что прогорели до основания и теперь рушатся на землю, раскидывая вокруг себя веер искр. Клон пригибается под пролетающим хвостом, и она, наконец, слышит щелчки механизма, доносящиеся со стороны тела приземистого отступника. Все три девушки одновременно скалятся. Нет времени думать, что это значит – в случае положительного исхода боя, она сможет разгадать эту загадку.
Пора заканчивать эти бессмысленные ходы пешками…
И только мысль проноситься в голове как нукенин резким разворотом и взмахом своего оружия ставит жирную точку на жизни одного из клонов, просто разрезая ту пополам острыми основаниями скорпионьего хвоста. Ее партнерша по атаке, успевает поставить блок руками перед лицом, принимая удар плашмя, и тут же тело куноичи, словно безвольную марионетку, откидывает в сторону. Дважды перевернувшись через голову, она успевает сгруппироваться при встрече с террой, рухнув на которую, замирает. Цепенеет и та, что стоит подальше от места действия, безвольно опустив руки вдоль тела. Их обеих словно отключили от блока питания, они обездвижены, с пустыми глазами смотрящими в никуда.
Она чувствует запах земли и травы…
Она чувствует, как по виску стекает капелька пота от жара бушующего огня…
Она чувствует боль по телу от удара и падения…
Она чувствует.
С губ срывается смешок – вполне громкий и издевательский. Клон вторит смеху, вскидывая голову и смотря прямо в глаза нукенина.
Ты угадал кто оригинал?
Та, что всегда держалась дальше остальных, исполняя роль прототипа, и отвлекая на себя внимание, облизывает губы и ухмыляется. В руке прокручивается кунай, и чуть наклонившись вперед, она срывается с места, идя в лобовую атаку. Проскальзывают пятки по земле, когда она уходит чуть в сторону, вся напряжена словно струна, и прежде чем ее настигает фатальный взмах хвоста, тело клона разрывают на части четыре змеи*.
Анко, стоящая на одном колене, и использовавшая собственную копию как прикрытие для техники, закусив губу до крови, управляет своими питомцами. Тугие, чешуйчатые тела, кидаются в разные стороны – одна обвивается вокруг основания хвоста нукенина, вторая сжимает кольцо на середине оного, третья и четвертая оплетают тело и шею врага, шипя, тому в уши и капая ядом с клыков. Митараши пальцами путается среди извивающихся хвостов, с силой напрягая их, и все больше затягивая смертоносные петли – приходится чуть откинуться назад, чтобы не начать скользить по земле следом по инерции. Ее гамбит разыгран по всем правилам, осталось лишь понять, принесет ли он пользу для общей победы. Она давно научилась разом отсекать все лишние мысли – потом, все после битвы, какой бы исход та не приняла. Сейчас в ее мире существует только двое, и, в теории должен остаться только один. Может быть, и не стоит так беспечно полагать, что по другую сторону огненной завесы Хатаке держит все под контролем, и с успехом ведет бой против Учихи. Будь Митараши командным игроком, она бы непременно дергалась по этому поводу – сейчас же, она полностью блокирует свои мысли относительно капитана, сосредоточившись на видимом и потенциально опасном противнике. 
А гроза грохочет уже совсем рядом – первые капли дождя срываются с тяжелых, свинцовых туч, но они еще слишком слабы, чтобы преодолеть всполохи огня, что все также пожирают деревья. Пламя гудит в ветвях, заглушая все остальные звуки. В висках куноичи бьется кровь, глухим церковным набатом отдаваясь и в сердце – она упивается этим чувством, глубоко вдыхая раскаленный воздух, что обжигает слизистую, и заставляет плясать круги перед глазами.
Мало. Слишком мало огня вокруг них.
Пусть ее враг и предпочитает битву на расстоянии, сейчас у нее появился вполне ощутимый шанс нанести тому урон, не приближаясь не на шаг. Тут то и наступает цейтнот – времени нет, чтобы придумывать новые комбинации, и поэтому приходиться обратиться к уже пройденной технике повторно. Змеи шипят все громче, словно одобряют решение хозяйки, сама Анко чуть слышно вторит им.
- Покажешь мне свой богатый внутренний мир?
В голосе сквозит насмешка, и полное отсутствие страха. Такие привычки бывают только у тех кто полностью уверен в своей победе, или же напрочь не заботиться о собственной безопасности, послав куда подальше все кодексы и предубеждения. Митараши ни в чем не уверена, кроме себя, но, иногда этого бывает слишком мало. Свободной рукой куноичи складывает уже знакомые пассы, лишь, теперь вместо стальных струн, привязанных к кунаям будут упругие, длинные тела ее змей. Она чувствует огонь вокруг себя, она чувствует огонь, что зарождает в ней – сейчас, она сама огонь – Анко выдыхает потоки пламени**, что устремляются вперед, навстречу нукенину. Они не такие мощные и сильные, какими были те, что врезались в деревья и теперь заставляют их полыхать, словно свечи на ветру. Анко вскакивает на ноги, и, обернувшись вокруг оси, закручивает змей вокруг своей талии, обеспечивая дополнительное натяжение и исключая всякую возможность вырвать пресмыкающихся из ее руки.

Техники

* Sen’ei Tajashu - из рукава Анко вырываются полчища крупных змей, которые атакуют, обмотав оппонента со всех сторон.
**Katon: Ryūka no Jutsu  "Высвобождение огня: Техника драконьего пламени" - техника стихии Огня, при которой пламя можно пустить по сетям или лескам.

+2

12


It's all about the game and how you play it
All about control and if you can take it
All about your debt and if you can pay it
It's all about pain and who's gonna make it ©

----------

Улыбка застывшей в отдалении куноичи напоминала хищный оскал перед финальным броском. Ее силуэт на удивление гармонично вписывается в окружающий пейзаж, закрученный в черных тонах накрывающих небо туч, и красно-оранжевых - в исступлении вгрызающегося во все, до чего могло бы дотянуться, пламени. Оно уже почти заканчивает свою трапезу, доедая первое блюдо на сегодняшний день в лице черных древесных остовов, выгоревших почти полностью. Но пир на исходе, и насыщение горячих рыжих языков подходит к концу. Нукенин заставил Хируко уменьшить длину хвоста так, что теперь лишь около десятка стальных сегментов оставались задействованы. Это столкновение начинало затягиваться, по его мнению, а потому стоило вскоре перейти к завершающему этапу партии, ставкой в которой являлась жизнь его противницы. И эта ставка была проигрышной с самого начала. Тем не менее, к последнему акту события стоит подвести в свое время, спешка только испортит общую композицию. Иначе говоря, кукольник начинал несколько забавляться происходящим и теперь решил посмотреть, какие действия совершит девушка с фиолетовыми волосами.
Она ничем меня не удивит... Что может предпринять рядовой джоунин против этой куклы? Они все словно пешки, способны делать лишь одно и то же.
Со скукой в мыслях кукловод оглядел округу, отметив все сильнее разгорающийся огонь и мрачные клубы над головами, несущие для страдающей от буйства пламени природы спасительные влажные капли. Довольно красиво, если присмотреться. Скоро светопреставление сойдет на нет, и мир скроется в пелене дождя.
Куноичи, кажется, не собиралась ждать смены окружающей обстановки, поскольку рванулась с места вперед, на полном ходу направляясь к марионетке. Сасори про себя усмехнулся, это было худшее из возможных решений.
В чем подвох?
Такое бесстрашие подобно добровольному самоубийству, но данное обстоятельство не останавливало девушку. Она уже значительно сократила разделяющее их расстояние, и оставалось преодолеть всего десяток метров.
Я не угадал с настоящей копией? Тогда... Железный хвост вновь показался из под одеяния примерно на половину своей длины, метя своим концом в фигуру, застывшую справа. Но скорпион на этот раз опоздал. Мгновением раньше из тела несущейся на него куноичи вырываются четыре чешуйчатых твари, и на пределе своей скорости устремляются к Хируко. Глаза марионеточника, по-прежнему находящегося внутри своего творения, распахиваются от удивления, ведь подобной техники он совершенно не ожидал увидеть.
Орочимару... Вот что показалось мне знакомым. Что ж, я не успею уклониться.
Пока змеи обвивают цель, сворачиваясь кольцами вокруг нее, стальной хвост продолжает траекторию своего движения. Медленно, но неотвратимо преодолевая сопротивление пресмыкающихся. Издевательская усмешка не исчезает с лица противницы, наводя на мысли о том, что это не  последний козырь, припрятанный у нее в рукаве. Раздражающее шипение снаружи убежища кукольника заставило его неприятно поморщиться. Нукенин мало что терпеть не мог так сильно, как этих созданий.
Какой сюрприз ты преподнес мне... Возможно, я бы даже задумался о том, чтобы использовать ее тело, если бы эти способности не были столь отталкивающими.
Несмотря на то, что атака куноичи тщательно выверена, Сасори пребывал в полной уверенности, что надолго этих тварей не хватит. Чем сильнее та натягивает своих питомцев, используя их как подобие веревки, тем больше острые края хвоста врезаются в тела первых двух. Еще немного, и они просто будут разрезаны на части.
На небе вновь мигнуло, и первые капли хлынули вниз. Скоро начнется ливень, избавляя уже выжженное ныне пепелище, не столь давно являвшееся кусочком леса, от своего ненасытного создателя. Алые цвета, вопреки ожиданиям, не покинули небосвод, а лишь отошли на задний план, предоставляя возможность ветру прогнать свои стада грозовых облаков через страну Рек до окончательного восхода солнца.
С момента начала схватки прошло едва ли больше нескольких минут, но атмосфера на поле боя уже менялась, свидетельствуя о том, кто станет победителем сегодняшнего дня. Довольно очевидный факт, учитывая серьезную разницу в силе сторон.
За небольшим завалом из земли и пары опавших стволов разглядеть что-либо не представляется возможности. Впрочем, Сасори ни разу и не взглянул в ту сторону. Его мысли оставались заняты размышлением на тему того, насколько способной может оказаться бывшая ученица Орочимару. Кабуто лишь вкратце упоминал о ее персоне. Слишком мало информации, и не факт, что она достоверна.
Неприятные звуки, издаваемые пресмыкающимися, становятся громче.
- Покажешь мне свой богатый внутренний мир? - Хируко издает лишь глухой хрипловатый смех в ответ на кинутые девушкой слова.
Ты даже не представляешь... Мой мир свел бы тебя с ума. В буквальном смысле.
Куноичи больше не медлит ни секунды, складывает несколько простых печатей, после чего выдыхает облако пламени. Оно быстро покрывает тела змей, заставляя их обугливаться, и стремительно двигается в сторону обездвиженной цели. Одна из тварей вонзает зубы в корпус Хируко. То ли от боли, то ли чтобы надежней закрепиться.
В это мгновение горячая волна достигает куклы, и начинает перекидываться на ее одежду. Эта марионетка создавалась мастером кукольных техник с целью обеспечения наилучшей защиты, она способна выдержать и не такое попадание. Но при продолжительном воздействии подобного жара дерево долго не протянет, несмотря ни на какие ухищрения.
Змеиные тела, обвившие хвост куклы-скорпиона, при очередном движении того, с хлипким звуком оказываются разделены на две составляющие. Вытянутые в струну, они пропускают через себя острое лезвие металлических граней словно горячее масло - нож. Из разрубленных существ хлещет алая жидкость, а сами они корчатся в огненной агонии.
Свободы оказывается достаточно для того, чтобы Сасори заставил свое творение парой коротких взмахов избавиться от оставшихся животных. Тем не менее, пламя успевает прихватить с собой подол плаща, весь ворот, а также большую часть маски за те несколько секунд, пока хлещущие струи ливня не успевают погасить его. Половина лица куклы, до этого скрытая под повязкой, теперь оказывается обнажена.
Вся заинтересованность отступника Суногакурэ испаряется вместе с остатками техники катона, и он снова не испытывает ничего, кроме безразличия, глядя на куноичи, немного ниже грудной клетки которой вонзился наконечник-жало железного скорпионьего хвоста.
- Яд уже начал проникать в твое тело. У тебя впереди есть три дня, а затем настанет смерть.
Простая констатация факта, не более.
Выдернув оружие из тела недавнего противника, Сасори заставил его полностью скрыться под изрядно потрепанным плащом, в некоторых местах теперь и вовсе напоминающем лохмотья.
С другой стороны, кто знает, убьет ли это ее.

+2

13

Some blackened pride still burns inside,
This shell of bloody treason.
Here's my gun for a barrel of fun,
For the love of living death ©

- Направление - северо-восток, - сенсор замирает, словно ищейка, поводя носом по воздуху, и выдавая свою принадлежность к одному из знаменитых кланов Конохи, не только ярко-красным отметинами на щеках, но и повадками. Он плотнее натягивает на голову капюшон, закрываясь от косых струй дождя, и с рычанием оскаливается.
- Мог бы и не уточнять, - заключил второй из шиноби, сумрачно глядя на черные витки дыма, что тянуться к закатному небу. Не надо быть гением, что бы понять – пожар на пустом месте не возникнет, особенно, если сезон засухи только впереди. Мужчина цокает языком, и оборачивается к товарищам, принимая окончательное решение, - один немедленно возвращается в Коноху с полученной информацией, трое за мной.
В унисон звучит положительный ответ, который тут же путается в кронах деревьев – у воинов Страны Огня есть несколько секунд, чтобы обменяться стандартными фразами и приготовиться к бою, в который придется вступить. У них нет иллюзий по поводу ближайшего будущего, у них есть приказ, и человек который отдал его, сейчас находиться именно там, где огонь пытается вступить в битву с грядущей бурей.
Четверо шиноби, словно серые молнии несутся сквозь чащу, перемещаясь по ветвям, и стараясь обогнать грозовые облака – их силуэты освещает вспышка молнии, и подгоняет гром. И вот, находясь на краю обрыва, перед ними предстают догорающие, иногда вспыхивающие оранжевыми красками остовы деревьев, словно колонны разрушенного в битве храма, и утонувшие в дыму недавно использованного катона.
Тихий свист отвлекает ниндзя от созерцания погубленной лесной опушки – сенсор кивком указывает в другую сторону, где замерли двое. Коленопреклоненный капитан Хатаке, и стоящий рядом мужчина в черном плаще. Цель определена, и все четверо напрягаются перед затяжным прыжком через пропасть, кажется, что под их ногами вибрирует земля, и пик этой дрожи приходится на момент отдачи короткого приказа.
- В атаку.


Дождь прибивает к земле пыль, пепел и гасит яркие всполохи слабого огня. Разрубленные змеи все еще шевелятся в агонии, валяясь где-то в стороне – их кровь толчками выливается на вытоптанную траву. Одно из чешуйчатых тел, ослабевшее, не способное более сжиматься кольцом вокруг талии куноичи, сползает по ее ногам вниз, и пару раз дернувшись, замирает.
Хриплое дыхание вырывается сквозь плотно сжатые губы, по лицу течет дождевая вода, замутняя взор  – она руками цепляется за острые сегменты скорпионьего хвоста, разрезая о них пальцы до крови, и пытаясь таким образом сохранить равновесие. Нукенин не делал ставку на силу, Анко поняла это в ту же секунду когда наконечник-жало, легко, словно медицинская игла, вонзился в ее тело. Зрачки расширились, сердце пропустило удар, когда яд сорвавшийся с хвоста начал вполне ощутимо хозяйничать в своем новом пристанище. О, как она хорошо знала это чувство… разливающийся по венам огонь, сжигающий нервы,  калечащий разум и заставляющая корчиться от боли. Или напротив, дурманящий, такой желанный, вызывающий галлюцинации. Митараши не была готова к такому повороту событий, но ее иммунная система,  натренированная и видоизмененная Орочимару, сама уже вступила в борьбу с отравой.
Она поднимает голову, морщась от досады, и ведет взглядом по всей длине серебристого хвоста, пока не наталкивается на обгоревшую, теперь не скрытую маской, часть лица нукенина. И это более интересное зрелище, в отличии от кинутой, ленивой фразы про три дня.
Кукла…черт бы его…ее побрал… это же гребанная кукла.
Марионетки и яд – что-то до боли знакомое, Анко с вскриком чувствует как повинуясь воли хозяина хвост выдирается из ее тела, и отпускает его. Ноги подкашиваются, она делает пару шагов вперед, но так и не падает. Вместо этого с губ срывается еще один смешок.
- Три дня? Я ожидала большего, - она подносит окровавленные пальцы к губам и слизывает с них темно-красные капли. Вкус собственной крови дурманит не хуже яда, который уже добрался до нервных окончаний, и Митараши чувствуют как правая часть тела начинает цепенеть. Но, куда большее ее интересует другой вопрос – марионетки и яд! Мальчишка из Суны. Сын Казекаге, кандидат на сдачу экзамена на звание чуунина. Таких совпадений не бывает – куноичи отступает назад, прислушиваясь к себе. Ей пока удается блокировать ощущение боли, но, с техниками придется потерпеть, она просто не сможет сконцентрировать чакру, да и пальцы плохо слушаются, гнуться словно деревянные. Лишь со второго раза она вытягивает из держателя последний кунай, крепко, до судороги в запястье, сжимая его в кулаке, - продолжим…
И в тот же момент земля под ногами нервно  дергается, а спустя секунду слышится треск земной коры расколовшейся от чужого дотона. Где-то за выгорающими деревьями один из участков поверхности вполне ощутимо поднимается в уровне, и не выдержав подобного напора, начинают падать обгорелые, мокрые стволы. Они цепляются друг за друга ветвями, высекая целые снопы искр, с треском и хрустом надламывается кора – и что бы не быть похороненной под этим лесоповалом, Анко вполне проворно, хоть и неуклюже подволакивая правую ногу, подпрыгивает вверх, приземляясь на уже рухнувший черный остов – она старается не выпустить своего противника из виду, но все же один раз оборачивается, чтобы окинуть взглядом вновь открывшуюся территорию. Трое шиноби наконец нашли дорогу к ним, и теперь вступили в бой против Учихи Итачи.
Ну, лучше поздно чем никогда… Где Какаши?
Молнией проносится мысль, и теряется на задворках сознания, а под ее ногами трещит прогорелая до основания кора, и приходиться переместиться чуть ниже, куноичи маневрирует так, чтобы не дать нукенину отправиться на подмогу своему напарнику. Позади, очень некстати, слышится приземление из прыжка четвёртого ниндзя, из подоспевших на помощь.
- Анко-сан! Капитан, он…
- Назад!! – рявкает Митараши, так что перекрикивает ударивший где-то сбоку гром – ей необходимо было услышать свой голос в полную силу. Она здесь. Она все еще жива. Взмахом руки, она останавливает шиноби, отсекая того от взгляда кукольника, мокрый плащ от резких движений почти спадает с плеч, служа дополнительным барьером. Ее учащенный до максимум пульс кажется может услышать каждый – Митараши почти глохнет от собственных ударов сердца, которое, похоже взбесилось и работает как ненормальное, под действием яда. Но твердость духа все еще при ней, - Уничтожить Учиху! Его способности уникальны, но не безграничны.
Резкие, презрительные слова приказа она выплевывает четко и громко, потому как знает, если попытается сказать что-то в обычном тоне, то получится невообразимая каша. Спазм уже схватил горло, мешая полноценно дышать. К черту предубеждения. И туда же гениальный ген Итачи. Анко даже не думает, что Какаши проиграл в своем поединке – что бы убить Копирующего нужно приложить достаточное количество усилий, да, и тот никогда не подставляет другую щеку.
Ее зрачки уже расширились настолько, что перекрыли собой радужку глаз – Митараши подцепляет валяющуюся рядом ветку дерева носком ноги, подкидывая ту, и тут же ударом с разворота посылая ее в нукенина.  Каждое ее движение, вплоть до обычного вдоха отдается болью в теле, и лишь подстегивает куноичи к все новым и новым движением, на этот раз наклонности начинающего мазохиста приходятся очень кстати. Она просто не может себе позволить так просто отступить.
- Твой противник все еще я!

Отредактировано Mitarashi Anko (Вторник, 23 декабря, 2014г. 15:16)

+2

14


Die, die, die my darling
Don't utter a single word
Die, die, die my darling
Just shut your pretty eyes
©

Дождь забарабанил сильнее, словно кто-то решил добавить легкое и непринужденное музыкальное сопровождение в композицию развернувшейся драмы. Мелкие частые капли сплошным потоком срывались на землю, покидая животы многочисленных темных туч. Вскоре огонь закончил безумную пляску, будучи прогнанным со сцены своим извечным врагом. Совершив несколько прощальных движений, он растворяется в воздухе, оставив после себя лишь дымящиеся следы на ветках деревьев и предоставив ливню остужать их.
Сорвавшаяся с небосвода вспышка молнии на миг ярко осветила окрестности, но тут же вновь позволила мраку окутать свидетелей этого зрелища. Запоздалый громовой раскат своим мощным звучанием перекрывает шум дождя, словно неведомый небесный кузнец в гневе разбивает очередной огромный молот о свою наковальню.
- Три дня? Я ожидала большего, - с этими словами куноичи устраивает небольшую демонстрацию. Подносит руку ко рту и языком слизывает с нее алую жидкость. Кукольник лишь презрительно хмыкнул, наблюдая за этим. Подобный показательный жест, в котором отчетливо наблюдались повадки бывшего напарника, его не прельщал, - Продолжим.
Спектакль, который должен был закончиться, повис на одной протяжной ноте. Девушка замерла в боевой позиции, но время от времени по ее телу пробегали мурашки непроизвольной дрожи, что явно свидетельствовало о начале воздействия яда. Какая настойчивая... Похоже, что ты отчаянно хочешь ускорить свою смерть.
Вновь прогремел гром, на этот раз, казалось, проникнув в саму земную твердь. После краткой паузы послышался громкий треск, какой может издавать лишь смешанная с каменистыми породами почва, и земля раскололась. Разлом прошел значительно левее от позиции нукенина, а затем вздыбился, выкорчевывая вековые деревья из земли и заставляя мертвые остовы кататься вниз по образовавшемуся склону, смешиваясь с теми, что упали еще под натиском водяной техники.
А вот и остальной выводок. Сасори, можно сказать, был рад, что подкрепление прибыло так скоро. Нет нужды выслеживать остатки отряда или пускаться в погоню. Впрочем, гонец в Конохагакуре уже наверняка отправлен, и определенную информацию селение получит. Что ж, столкновение интересов с крупными силами рано или поздно все равно бы случилось. И если это оказался скрытый Лист, то пусть будет так. За прошедшие несколько дней пребывания Сасори в этой стране, здесь пролились целые реки крови, что полностью подходило к ее названию. Так что мешает еще одной жизни присоединиться к бурному потоку?
Когда вал из падающих древесных стволов достиг местоположения кукольника, тот предпочел убраться с его дороги. Хируко подпрыгнул в воздух, а затем мягко приземлился позади образовавшегося нагромождения, почти полностью покрывшего собой выгоревшие травы. Теперь окружающая местность представляла собой множество поваленных древесных стволов, цепляющихся друг за друга и образующих неровную площадку над потрескавшейся и местами разорванной твердью.
Недавняя противница мастера кукольных техник пока не спешит оказываться в парализованном состоянии и все еще способна управлять движениями своего тела, перемещаясь так, чтобы оказаться между Сасори и идущим за завалами боем. Рядом с ней появляется еще один ниндзя из новоприбывших, символизируя собой готовность немедленно вступить в схватку. Всего лишь один.
Значит, основные силы отправились  к Итачи. Прелестно.
- Назад!! - голос девушки с фиолетовыми волосами разнесся по окрестностям, едва ли не заглушив собой новый громовой удар, раскатившийся по небу. Даже отсюда можно увидеть, как она тяжело дышит. Подступающее истощение грозит ощутимым риском смерти, пускай за время в обществе Орочимару тот и научил ее организм сопротивляться смертоносным токсинам. Вместо возможности спастись, куноичи предпочла быть убитой. И скорпион Красных Песков склонялся к тому, чтобы выполнить ее желание.
- Уничтожить Учиху! Его способности уникальны, но не безграничны.
Наивные, наивные мужчины и женщины, служащие орудием для убийства, но оттого не менее жалкие в своих слабостях и тщетных попытках что-то изменить. Порой кукловод испытывал нечто, отдаленно напоминающее удивление, когда сталкивался с подобным. Глупое нежелание принять факты и анализировать их, пытаясь сбежать от истины. Легкий путь, который не ведет никуда.
У этих ничтожеств нет ни шанса против Итачи, даже будь их в два раза больше.
Все вы уже мертвы. Гончих собак не следует натравливать на волков.
Пущенный в марионетку снаряд заставил ее хозяина вновь задействовать хвост, дабы разрубить его на две неравные части. Оружие резко выброшено вперед, и с изяществом разрезает податливую материю, заставляя ее упасть кукле под ноги. Он даже не счел нужным уходить в сторону для того, чтобы уклониться. Действие куноичи походило на скорее на жест отчаяния, чем действительно на предложение продолжить бой. Но, тем не менее, эти слова срываются с ее уст. В голосе появилась хрипота, и невооруженным глазом заметно, что говорит она с трудом, через силу преодолевая боль и спазмы, которые уже должны были возникнуть в дыхательных путях.
- Твой противник все еще я!
- Похвальное стремление, но ваша битва уже проиграна, - Речь Хируко как всегда звучит спокойно и безжизненно, однако в этот раз она разбавлена едва различимой насмешкой над тщетными усилиями девушки. Нукенин пристально наблюдает за реакцией противника, не мелькнет ли в ее глазах сомнение. Но их ненормальный, воспаленный блеск никуда не уходит, а лишь разгорается еще ярче.
Хируко чуть приподнимает брови, показывая чудеса мимики, обычно не присущие марионеткам. А затем его хвост броском кобры устремляется к жертве, но вместо того, чтобы атаковать острием, он оборачивается кольцом и затем резко сжимается вокруг ученицы Орочимару, сдавливая ее и одновременно поднимая в воздух.
- Для тебя все кончено.
Кинув последний взгляд на столь самоотверженно сопротивлявшуюся куноичи, вдобавок доставившую ему пару проблем в виде испорченного плаща и отметин змеиных зубов на корпусе куклы, Сасори заставил свое творение вытянуть скорпионий хвост на максимально возможную длину так, чтобы он нависал над пропастью. В этот момент между прорехой в мутно-серой завесе пробились розовато-красные лучи взошедшего солнца, осветив лицо девушки и придавая картине ее последних мгновений особенную красоту. А затем металлическое оружие разжалось и фигура с мокрыми фиолетовыми волосами, теперь растрепанными и колышущимися на ветру, стала падать вниз. Всплеск в мелководной реке, протекающей по дну ущелья, да втоптанная в жирную грязь повязка шиноби скрытой листвы стали безмолвными свидетелями еще одной смерти.

+2

15

Добро пожаловать на край последней западни,
Я научусь с тобой играть, лишь руку протяни ©

Все они, так или иначе, идут к смерти. Разница лишь в цене, которую каждый готов заплатить за свою жизнь. Кто-то смиренно заркывает глаза при малейшем намеке печати погибели на скорбном челе. Ну, а кто-то, словно обезумевший зверь, утративший все человеческое, сражает до последнего вдоха.
Четверо шиноби были талантливыми, опытными воинами, им не зря доверили серьезную миссию - каждый из них уже бывал в роли капитана на отдельных заданиях, каждый из них умел работать в команде. И каждый из них уходил из Конохи так, словно ему больше туда не вернуться.
Ниндзя приземляется на краю обрыва – грязь летит из-под подошв, запятнав форменные синие штаны по самые колена. Это мало волнует мужчину, он быстро складывает печати и, приседая, с размаху ударяет ладонями о землю.
- Дотон: Чидокаку!
С секунду ничего не происходит, все тот же холодный дождь, несущий запах горелого леса, а в десяти метрах замерли двое – Какаши Хатаке и Учиха Итачи. Сначала приходит звук – треск и раскол – а, потом, уже уровень земли на котором стоит нукенин начинает стремительно подниматься и уходить влево. Тут же от движения участка земной коры начинается оползень – камни, грязь, стволы деревьев все это рушится вниз с обрыва в реку.
- Капитан! Как вы? – рядом с Какаши приземляется сенсор, резко перекидывая руку Копирующего себе на плечо, обеспечивая дополнительную поддержку. Ему, впрочем, и не требуется ответ, ниндзя стремительно отпрыгивает назад, вместе с Хатаке, и по кивку товарищей, готовиться удалиться с места боя.
Небо рассекает молния, которая, оказывается настолько яркой, что освещает место боя – и дождь, словно по сигналу, начинает идти еще сильнее. Земля под ногами расползается в грязевую кашу, но шиноби все равно идут в атаку, преследуя фигуру в черном плаще, что отражает все их удары.
Они давно не характеризую себя как добрую сторону – кто вообще придумал этот бред? Нет не хороших, не плохих в этой войне, каждый выполняет свою функцию, даже не подозревая, что давно вверил судьбу незримому игроку, расставившему все фигуры на шахматной доске. Короли в окружении своего войска томятся, в ожидании победы – ведь у них в наличии лишь один шаг. Но, каким выверенным и четким он должен быть, чтобы не потерять свою корону. А разве это их желание, умирать за идею, смысл которой они не понимают? Тень игрока широко ухмыляется, и щелчком пальцев выкидывает за пределы доски зазевавшуюся фигуру…


Она ощерилась в ответ, обнажая зубы – как смеет этот отступник быть столь равнодушным и уверенным в себе. Словно он знает какое-то таинство, или секрет, который не доступен простым обывателем, и это внезапно делает нукенина на ступень выше всех остальных. Типичный революционер, который утопил в реках крови небольшую страну – Анко никогда не понимала помыслов подобных индивидов. Да никто их ей и не объяснял. И сейчас для разговоров не время, она скользит по гладкому, мокрому стволу дерева, чуть присев, и готовясь к прыжку. Возможно последнему, который она успеет совершить – невозможно вести бой на два фронта, и сейчас в приоритете стоит борьба иммунитета с ядом. Но, куноичи, словно не понимает этого, упрямо игнорируя тот факт, что собственное тело уже перестает ей подчиняться. Хриплый свист вместо слов, она видит как навстречу ей вновь бросается металлический хвост, но все происходит как-то слишком медленно, а в глазах мутнеет, и мир словно окрашивается серо-черными красками. Вспышка – красный цвет боли, всеми оттенками врывается в сознание. Вокруг нее обернулась сталь, совсем не похожая на податливые, чешуйчатые тела ее змей. Митараши еще не понимает, что захвачена в плен и болтается над землей, словно пойманный в силки кролик – ее сознание потоплено в мутных всплесках боли от яда, и треске собственных ребер. Голова откидывается назад, словно у тряпичной куклы, и мокрые пряди волос обнажают бледное лицо с закатившимися глазами.
Похоже я подвела тебя, Капитан.
Хитай-ате соскальзывает со лба – узелок на затылке ослабился до максимума от беспорядочных метаний и развязался в самый неподходящий момент. Протектор ударяется о вытянутый хвост, и стальной звук, усиленный в стократ, перекрывающий шум грозы и выкриков шиноби врывается в голову Анко, заставляя ее широко распахнуть глаза и извернуться в своих тисках.
- Нет…, - хриплый полувыдох, она неимоверным усилием, разорвав рукав плаща, выдергивает левую руку из хватки хвоста и выгибается вперед, стараясь поймать свою бандану. Словно в куске материи заключена все ее жизнь – тонкие пальцы хватают воздух. Митараши с ужасом видит все. Свое положение над обрывом. Сражение на другой площадке. И улетающий вниз хитай-ате. Откуда только взялись силы – она яростно ударяет кулаком по стальным сегментам, оставляя на них кровавый след, - я найду тебя и выпотрошу!! – если бы ненавистью в голосе можно было убивать, то сейчас от нукенина остались бы лишь тлеющие головешки. Она прекрасно видит его фигуру – пробившийся сквозь тучи свет солнца, освящает отступника словно прожектором. Анко тянет к нему руку…
…и тут же становится свободной от оков. В легкие врывается воздух, причиняя боль, словно куноичи проглотила пригоршню битого стекла. С легким вскриком, который, едва ли кто услышит, вытянувшись в струну она падает вниз, навстречу бурлящей поверхности реки.
Даром, что шиноби. Мышечная память, отпечатанная в подкорке, срабатывает как часы. Что ж годы на полигонах и татами не прошли в пустую, их тела натренированы выживать там, где голова отказывает.  Девушка входит в воду солдатиком, тут же изгибаясь параллельно дну, и лишь чудом остается жива. Воздух, пузырями вырывается из рта – только тут она позволяется себе кричать… нет… вопить от пронзившей все тело боли. Кажется разорвалась селезенка, или по меньшей мере ноги раздроблены в кровавую кашу, по самые колени. Вода похоронит все эти крики, безжалостно заливаясь в глотку – быстрый поток уносит Митараши от места сражения. Она несколько раз переворачивается через голову, путая где верх, а где низ, почти теряя сознание и захлебываясь, пока ворот плаща сам не цепляется за ветви одного из поваленных деревьев.
В первую секунду, она даже не понимает, что произошло, и лишь делая рваные, словно украденные, вдохи сознание начинает проясняться.
В очередной раз…
Хочется смеется до тех пор пока кровь горлом не пойдет.
В очередной…
Спустя пару минут Митараши отплевываясь и на карачках вползает к узкой кромке берега, и развернувшись, падает на него спиной. Хватает сил, чтобы закинуть себе руку на лицо, закрывая глаза и тихо-тихо застонать.
В очередной гребанный раз…
Ей просто нужно немного времени, чтобы понять как много в ней осталось целых костей, и хватит ли их, чтобы вернуться к своему отряду. Нервный смешок вырывается сквозь зубы, и спустя минуту она уже хохочет как безумная.
… она жива.

+2

16

Проклятый крысиной королевой,
Обречен игрушкой стать навеки,
Ты глядишь без боли и без гнева
Сквозь полуразомкнутые веки
©

Пелена окутывает сознание Какаши. Он смотрит на своего врага снизу вверх, желая подняться, но сил на это совершенно нет. Он чувствует, как по телу пробегает дрожь. Наконец-то смерть настигнет его?
Обладателю шарингана сейчас не нужно прикладывать никаких усилий для того, чтобы лишить жизни седовласого джоунина. В ушах еще стояли слова отступника про "Время, пространство и даже материю". Они гулким эхом отражались в сознании и напоминали про ощущения, когда тебя протыкают насквозь катаной, заставляя каждую клетку кричать от боли.
- Ты мог бы убить меня сейчас, если бы захотел.Почему ты медлишь? - Какаши медленно поднимается с колен, но не может до конца встать с земли. Ему так и приходится сидеть, ожидая действий Учихи.
Сложнее всего признать свое поражение, особенно для Копирующего. Неужели он, сможет вот так проиграть на обычном задании? Медленно собирая мысли воедино, он начал думать о плане своих действий.
В очередной раз приходилось цеплять за надежду и верить в то, что все можно исправить. Слишком рваное дыхание напоминает о не самом хорошем положении. Джоунин смотрит на силуэт своего врага, пытаясь разгадать ход его мысли. Сейчас это кажется почти невозможным, ведь сложно разобраться даже с тем, что кричит собственный голос. Усилием воли, Хатаке заставляет все смолкнуть, и после, начинает всматриваться в лицо Учихи. Ни одна мышца не дергается на лице отступника. Прекрасное безразличие, скажем, для палача, который смотрит на свою жертву, готовый отрубить голову, а эта сама жертва даже не может противостоять.
- Даже после этого твой дух еще не сломлен? - все чего удостоился джоунин вместо ответа на вопрос. Это напоминает издевательство. Даже нотки в голосе не дают ответа на вопрос о том, как скоро ему предстоит расстаться с жизнью. Ожидание собственной панихиды, Учиха пытается добиться именно этого? Переломить стержень  и заставить просить помощи? Какаши лишь сильнее сжимает зубы, когда человек, по чьим вена течет истинная кровь клана Учих, подходит ближе.
Организм желает защитить сам себя от последствий, говоря о том, что это еще не конец, но это жалкий обман. Хатаке знает, что такое умирать. Он умирал. И нова становился живым, ходя по лезвию бритвы.
Веки дрожат не желая видеть того, что будет дальше, а сам джоунин уже готов к продолжению. Ему уже давно нечего терять, хотя жаль, что он не сможет посмотреть на то, как ученики вырастут и Наруто сможет осуществить свою мечту.
"Как жаль, что я не смог выполнить приказ, Хокаге."
Проходит еще мгновение и кажется, что это конец, но вместо звука текущей крови или удара стали, он слышит голос прибывших шиноби.
- Капитан! Как вы?
Какаши молчит.
Он наблюдает за тем, как примененная техника отрывает землю вместе с Итачи, перемещается в сторону реки и рушится вниз.
"Значит, мне снова не суждено встретится с вами, Рин, Обито."
Он чувствует, что его руку перекидывают через плечо и помогают покинуть  место сражения. Он не делает и попытки для того, чтобы двигаться самостоятельно, полностью полагаясь на сенсора, который давал ему опору. Во время прыжка, джоунин так и не отводил взгляд от Учихи, пытаясь ответить на вопрос, почему тот просто не убил его, а отправил в неизвестный мир, который создала его техника Тсукуеми. Зачем он дал ему возможность сейчас сбежать.
Когда они приземлились, сознание, словно снова начало работу в автономном режиме. Хатаке окинул поляну взглядом, пытаясь найти Анко с другим шиноби из Акатсуки. Судя по тому, что он знал об этой организации, ей должно было прийтись не сладко. Ему оставалось надеяться на то, что ей досталось меньше, чем ему. Она не могла поиграть. Он уверен.
Какаши скользит взглядом по полю битвы. Все смешалось в одно целое: огонь, пепел, дождь, капли которого яростно падали с небес и стремились приглушить пожар. Холодные "дождинки" стекали по щеке и с пепельных волос, которые растрепались и почернели от копоти и гари.
"Где же они."
Рядом стоящий сенсор отпустил плечо капитана, но тому уже не требовалась поддержка, чтобы сохранять равновесие.
Перед глазами образовалась картина, как двое из отряда стремительно бросились атаковать Итачи, на что Копирующему оставалось только сжать кисти рук.
- Назад. Это приказ. Мы отступаем. - бросил джоунин, ловя взгляд сенсора, который хотел сказать что-то против, но Хатаке не позволил сказать ему и слова. Сейчас его совершенно не интересовало задание, которое они все равно уже провалили. Главное - это спасти товарищей.
Отправляйся на поиски Анко немедленно и..- Хатаке не успел договорить. Он увидел силуэт токубетсу, которая стояла на обрыве и через какие-то доли секунды женщина уже летела вниз.
Звуки перемешались воедино и все, что происходило на открытой местности, вдруг заглушил звук собственной крови в ушах. Нарушившие приказ  шиноби решили напасть на того, кто только что отправил в пропастью Митараши и поплатились за это жизнью. Еще сильнее сжав руки, Какаши отдал новый приказ, даже не глядя в сторону стоявшего рядом. Он не имел право на сожаление. Пока есть возможность спасти оставшихся, он не должен ее пренебрегать.
- Собери отряд и возвращайся в деревню. Немедленно. В бой не вступать. Я присоединюсь к вам, после того, как проверю кое-что.
Приказ не требует ответа и сенсор исчезает, оставляя Какаши одного. Хатаке понимает, что организм работает на износ и то, что он скоро даже не сможет нормально передвигаться. Дыхание становится почти ровным, но ребра словно врезаются в легкие и на каждый вдох-выдох пронзают их, как это делала катана Итачи.
Темные глаза смотрят уже не на поле. Он не сомневался в том, что те двое мертвы, слишком точный и слишком сильный удар пришелся по ним. Он наблюдает за тем, как сенсор помогает последнему человеку из отряда покинуть поле битвы. Может им еще удастся спастись. А вот седьмого шиноби, Хатаке не видит. Должно быть он даже не принимал участие в сражение. Или от него избавились раньше. Но об этом джоунин думать не хочет. надежда еще остается, а значит нужно что-то делать.
Сложно встать. Если сейчас ему потребуется сражаться, то смерти точно не удастся избежать. Приходится держать равновесие и идти вперед, но другим путем. Правая рука плотно прижата к грудной клетки. Это создает иллюзию, что дела чуть лучше, чем есть на самом деле.
"Как верно замечено, осознание того, что боль есть иллюзия, не делает ее менее реальной."
Пожар, находящийся слева от Копирующего уже перестал полыхать ярким пламенем. Дождь сделал свою работу и уничтожил ярко-оранжевые языки, оставляя местность совершенно изуродованной. Все, что находилось здесь ранее, было стерто напрочь, а ведь это рук дело всего двух шиноби. Хатаке знал, что не имеет отношения к изменениям рельефа. Слишком быстро он попал в ловушку для того, что бы произвести настоящую атаку, а его жалкая попытка застать врасплох старшего брата одного из своих учеников, обернулась против него же самого.
Джоунин идет вниз к реке, в то место, куда должна была упасть Анко. Судя по всему Акатсуки давно покинули поле боя за ненадобностью нахождения тут. Удалось ли спастись остальным членам отряда?
Седовласый бросает свой взгляд на толщу воды, которая бурным потом несется вниз по течению.
"Остается надеяться на чудо" Хатаке чувствует, что сил почти не осталось и он вот - вот готов свалиться в эту самую воду.
Чтобы найти Анко потребуется слишком много времени. Он молча смотрит на воду и оценивает свои возможности. Млжно рискнуть, но будет ли риск оправданным? Становится плевать.
Копирующий медленно соединяет руки, складывая печати, и пальцами смахивает собственную кровь, сочившуюся со щеки, использует технику призыва.
Теперь возможность в том, чтобы продолжить путь, кажется совсем неосуществимой, а небольшой пес сидит на против него и с удивлением смотрит на потрепанного хозяина. Сил для того, чтобы призвать всех собак сразу нет, поэтому перед Какаши находится только один четвероногий шиноби с хвостом.
- Найди Анко. Если она может двигаться, приведи сюда, если нет, возвращайся за мной.- чуть хрипит Какаши. Собственный голос кажется ему таким далеким и неестественным, словно принадлежит вовсе не ему.
Хатаке опускается на землю после того, как Паккун исчезает из его поля зрения и напоминает себе о том, что сейчас не время.
"Еще не время."

+2

17

Но вот хозяин гасит свечи —
Кончен бал и кончен вечер,
Засияет месяц в облаках...  ©

Отвернувшись от ущелья, Сасори взглянул в другую сторону. Туда, где за завалом шел иной бой. И, судя по звукам, в ход пускались нешуточные техники. Шиноби Конохи наверняка имели предписание умереть, но захватить с собой в могилу отступника селения, и рьяно старались его выполнить. Оказывать какую-либо помощь кукольник своему временному напарнику не спешил. В конце концов при должном желании тот мог бы уже давно разобраться со своими противниками. Но отчего-то медлил. Решил развлечься? Не похоже на него. Хлещущие с темного хмурого неба струи дождя уже давно промочили всю одежду Хируко, равно как и окружающие элементы ландшафта. В этом месте еще долго ничего не вырастет, и оно не один десяток лет будет являть собой выжженное пепелище, свидетельствующее о произошедшей здесь когда-то схватке.
Кукла-скорпион замерла около края обрыва, и неподвижно стояла, чуть приподняв голову вверх, словно смотря только в одной ей видимую точку. Розовато-алые просветы в облаках приобретали более насыщенный оттенок и ширились, создавая в окружающих тучах прорехи. Заря почти закончилась, и наступали последние мгновения перед тем, как ее красота угаснет. Гроза же утихла так же быстро, как и началась, и теперь дождь шел без сопровождения громовых раскатов.
И ради чего все это? - Мастер кукольных техник искренне не понимал, как можно отдавать жизнь за чужие идеалы. Как не мог понять  он и нелепую смерть куноичи со змеиными техниками. Ты даешь им шанс, но они даже не хотят им воспользоваться. Наверное, в своей прошлой жизни он бы огорчился такому исходу событий, невольно окрашивая свои мысли в печальные оттенки. Но теперь? Нет, сейчас все, что имел при себе Сасори - это логичный рационализм и полное отсутствие отвлекающих факторов. Впрочем, как ни странно, тяга к искусству никуда не делась и осталась с ним даже после видоизменения физической оболочки. Не слишком удивительно, учитывая то, что он посвятил этому свою жизнь.
Пора взглянуть на то, чем занимается Учиха. По моим подсчетам он, вероятнее всего, уже заканчивает.
Кукловод легко совершил пару движений пальцами руки, и его творение не спеша направилось в сторону завала, скрывающего от его глаз поле битвы, где схлестнулись в схватке владельцы шаринганов. Ливень все еще барабанил по земле, по скалам, по поваленным стволам деревьев. Но невооруженным глазом стало возможным разглядеть, что тучи постепенно уплывают дальше и он рассеивается.
Когда скорпион Красных песков уже приготовился миновать образовавшееся подобие баррикады и лицезреть происходящее там действо, путь ему преградили двое шиноби в зеленых жилетах, приземлившись по обе стороны от Хируко. Тот лишь хмыкнул, когда с корпусом куклы столкнулись два встречных потока закручивающегося воздуха, созданные с помощью дзюцу футтона. Преимущество внезапности не дает абсолютно никакого эффекта, когда ты не можешь нанести опасный удар сразу. Хотя, Сасори сомневался, что эти вообще способны на подобное. Действуя слаженно, Конохагакурцы заскользили по мокрой земле в стороны. Увеличив дистанцию, один из них развернул свиток, скрывающийся за спиной, и обрушил на кукловода металлический дождь из кунаев и сюрикенов, непрерывным потоком вырывающихся из печатей. Хвост марионетки закрутился кольцом вокруг нее, став нерушимой преградой для летящих снарядов и заставляя их просто напросто отскакивать от себя. Тогда же рот Хируко распахнулся и выстрелил смертоносными иглами, грозящими вонзиться в агрессора. Тот уже собирался сделать кувырок, уходя из под траектории их полета. Но скорпионий хвост, на мгновение потерянный из виду, выверенной атакой резанул по ноге, подрубая сухожилие. Шиноби Листа вскрикивает и заваливается на спину, а десяток-другой сенбонов вонзается ему в грудь, живот, лицо.
В это время его товарищ выхватывает клинок, и швыряет вперед себя снаряд с дымовой шашкой. Туман своими мягкими лапками обволакивает кукловода, лишая его обзора. Заставив свое творение оторваться от земли, он в прыжке вырывается из облака и видит занесшего для удара катану джоунина. Недолго думая, Сасори бьет хвостом своей куклы наотмашь, отправляя своего противника вниз и наблюдая, как тот падает в ущелье, оставляя за собой по воздуху след из кровавых брызг.
Поразительно, что они решили бросить лишь часть сил на противостояние Учихе.
Марионеточник продолжил свой путь, не обращая внимания на все еще живого и тихо скулящего от боли джоунина, и в пару прыжков преодолел барьер из наваленных друг на друга древесных массивов. Открывшаяся ему картина полностью соответствовала предполагаемым ожиданиям.

-Вижу, ты уже закончил, Итачи?
Глаза нукенина с прищуром оглядывают партнера, а затем он коротко произносит одно слово.
- Да.
Глупо было бы полагать, что эти люди имели существенные шансы добиться хотя бы какого-нибудь успеха. Они думали иначе, и сполна за это расплатились. Видимых следов смерти Сасори, впрочем, не увидел. Но едва ли черноволосый отступник дал кому-то из них уйти.
А вот то, что отсутствовали тела, очень разочаровало кукольника.
- Значит, расправился со всеми, - Ударение на последнее слово. Безразличие с легкими нотками недовольства сталкиваются в голосе, и Хируко пристально сверлит взглядом фигуру наследника древнего клана, в ответе которого звучит такая же безжизненная безмятежность.
- Разумеется. Лишние свидетели нам ни к чему.
- Что ты сделал с Хатаке Какаши? Я надеюсь, его тело все еще в узнаваемом состоянии, - напряжение в этой фразе тщательно скрыто за маской легкого интереса.
- Ты не найдешь его. Тот, кто украл оружие клана Учиха, достоин самой мучительной из смертей. Он теперь в ветре и пепле, что носятся по округе.
Вот сейчас отступник Суны почувствовал злость. Этот мальчишка только что решил лишить его новой прекрасной марионетки лишь из-за своих принципов. Взгляды столкнулись, и на мгновение напряжение в воздухе накалилось настолько, что в глазах Учихи что-то начало меняться.
- Моей целью было не препятствовать тебе. На этом и закончим, если ты не против.
Попытка Итачи разрешить ситуацию встретилась с раздражением кукловода. На этот раз, как смог отчетливо разглядеть Сасори, в голосе нукенина прозвучала неподдельная усталость. Потратил так много сил? Что ж, возможно, копирующий ниндзя скрытого Листа был даже более сильным шиноби, чем я думал. Подавив вновь досаду от того, что никогда этого не узнает, кукольник счел нужным закончить разговор.
- Ты пренебрег моей просьбой. Но я закрою на это глаза, пока что, - Услышав это, Итачи молча кивнул и погасил шаринган в глазах. Тем не менее, мастер кукольных техник не сомневался, что тот наготове и ожидает от него возможного нападения.
А затем произошло то, чего Сасори никак не ожидал. Учиха на мгновение поморщился, а затем спешно поднес руку ко рту и его накрыл приступ кровавого кашля.
Через полминуты от его недавнего состояния не осталось и следа, и едва ли можно было догадаться, что этот человек болен.
- Как занятно. И давно у тебя появились первые симптомы?
Голос кукловода не лишен превосходства, ведь ему любой из подобных недугов совершенно не грозит. Более того, он понимает, что наделен немалым преимуществом, учитывая плохую форму Итачи. Однако, своей целью кукольник его никогда не считал и не собирался предпринимать поспешных действий.
- Не волнуйся, я сохраню это в тайне.
Вряд ли Учиха хотел бы, чтобы по организации распространились слухи о его проблеме. К тому же, отличное здоровье - одна из основополагающих вещей, необходимых для любого шиноби. Или почти для любого.
Услышав ответ, Сасори подтвердил свои догадки. Он многое слышал о болезни, которая по непонятным причинам могла возникнуть только у тех, кто умеет манипулировать с чакрой. И, судя по всему, она была смертельной. Бессмысленно тешить себя пустыми надеждами, с таким недугом в крови прожить долго нельзя. Итачи протянет два, может быть три года, а затем отправится на тот свет, где сможет повидаться с благодарными родственниками. И это только при постоянном приеме соответствующих лекарств, дающих отсрочку от неизбежного. Печальная участь. Погибнуть не по чьей-то вине, а лишь из-за воли судьбы. Сказать, что скорпиону Красных песков было жаль своего компаньона, значит не сказать ничего. Он уже давно не испытывал сострадание, но в данном случае, пожалуй, мог себе представить, как жестока насмешка богов.
И все могло бы закончится иначе, взгляни сейчас марионеточник вниз, где по каменистому руслу мелкой реки медленно брел Какаши.


Убежище на какое-то время потеряет свою пригодность, а оставаться дальше в речной стране Акастуки не было никакого резона. За последние несколько дней местные жители хлебнули горя, а сам край обильно напитался кровью. Вскоре многие заинтересуются произошедшими событиями, что привлечет нешуточное внимание крупных государств к этим местам. А Рассвету на сцену выходить пока нельзя, и группа нукенинов вполне довольствовалась пребыванием в тени. В итоге, несмотря на успешное выполнение заказа, закрепиться здесь организация так и не смогла. Стоило выждать некоторое время перед тем, как опять предпринимать какие-то масштабные действия.
Два силуэта в соломенных шляпах неспешно двигались по широкой дороге, ведущей к границе Кава но Куни с селением скрытом в Дожде. Одна из фигур явно являлась молодым мужчиной среднего роста, другая же напоминала сгорбленного старика с навьюченными на спину сумками. Потрепанный, словно местами обгоревший в пламени, плащ смотрелся несколько комично, а из-под полей шляпы выглядывало неподвижное, словно неживое, лицо. Двое путников периодически встречали на своем пути беженцев, постепенно возвращающихся на обжитые места. Буря миновала, и вести распространялись со скоростью ветра. Одни говорили, что шиноби Листа изгнали или убили опасных преступников, учинивших недавнюю бойню. Другие считали, что те сами покинули страну, когда по их души был отправлен элитный отряд из Конохи. Но в одном все сходились: теперь страна Рек снова является относительно безопасным местом. А учитывая, что большинство мафиозных группировок уничтожены, то возможно, даже более безопасным, чем раньше.
Закатные лучи последний раз упали на мир, пробежавшись по нему калейдоскопом красных оттенков. В отличии от утренней погоды, теперь алый превратился в цвет запекшейся крови, как будто намекая на произошедшие в начале дня события.
Отголоски дневного светила полностью скрылись из виду, знаменуя завершение спектакля. Но вряд ли это можно назвать концом, ведь пьеса завтрашнего дня обещала быть куда интересней.

+2


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Отыгранные эпизоды » Алый рассвет в речном королевстве.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC