Naruto.The Returning in the Foretime

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Отыгранные эпизоды » "Нелегко быть другим, не таким, как все"


"Нелегко быть другим, не таким, как все"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название:
Нелегко быть другим, не таким, как все.
Участники:
Канэко Кумохиро; Ханзо Хисаши.
Место:
Кумогакуре, академия шиноби.
Очередность написания постов:
Канэко Кумохиро; Ханзо Хисаши.
Событие:
"Нелегко быть другим, не таким, как все" - действительно, тяжко парою приходиться людям, которые чем-то отличаются от большинства. Вот и мальчику, который с рождения был слепым, приходится нелегко в этом жестоком мире. Издевательства одноклассников, шуточки, глумления - все это сильно давит на ребенка, но он не сдается и продолжает свой путь ниндзя не смотря ни на что.
А тем временем другое юное дарование, поглядывая в окошко, мечтает о своем великом будущем, будущем великого героя. Но мечтания приходится прервать, когда до слуха будущего героя Кумогакуре доносятся издевки одноклассников...

Отредактировано Kaneko Kumohiro (Вторник, 1 июля, 2014г. 15:49)

0

2

Самое обычное утро в академии ниндзя Деревни, Сокрытой в Облаке. До начала уроков было еще примерно минут восемь, так что дети отдыхали кто как: одни весело переговаривались, другие повторяли пройденные на прошлом уроке темы, а были среди них и мечтатели, что отринув окружающий мир, глядели в окно да мечтали о своем светлом будущем. Да-да, речь идет о об этой мечтательной светловолосый личности, имя которой Канэко Кумохиро. Парень сидел за последней партой в ряду у окна и глядел своими небесно-голубыми глазами в окно, любуясь тем, как белоснежные, пушистые облака медленно плывут на бескрайнему небу. Выражение лица юноши выражало глубокую задумчивость и, казалось, ничто не могло вырвать парня из этого состояния, ни землетрясение, ни любое иное стихийное бедствие. Разве что, нападение вражеских шиноби, в этом случае Кумохиро не станет медлить. Конечно, здравый смысл не позволит нашему герою очертя голову кинуться в пекло сражение, но этого ему и не надо. Он еще не был достаточно сильным шиноби, нет, даже более того, он и вовсе пока еще не был шиноби, а посему ему не место там, где идут сражения опытных ниндзя. Место Хиро был здесь, в академии и в подобной ситуации Кумо бросил бы все свои силы на то, чтобы помочь товарищам и педагогам провести эвакуацию. Он бы сделал все, чтобы обеспечить безопасность своим одноклассникам и товарищам.
- "Все..." - фантазируемый отрывок, где Кумохиро спокойно и уверенно помогал другим покинуть разрушающееся здание, был прерван чьим-то полным издевки и жестокости голосом. Казалось бы, что парень полностью погрузился в свои мысли, но это было не так. Он не совсем игнорировал все, что происходило вокруг и, конечно же, от него не укрылось то, чем сейчас решили заняться некоторые из его одноклассников. Один из одноклассников Кумохиро, Ханзо Хисаши, был с детства слепым, что сразу делало его особенным и выделяло на фоне остальных учеников академии. Врожденная слепота мальчика естественно привлекала к себе внимание, но, увы, это внимание в большей степени было отрицательным. Видя в нем отличную жертву для своих издевок и жестоких шуточек, мальчишки частенько доставали юного Хисаши, обзывали его, дразнили, издевались над ним. Кумохиро такое поведение одноклассников сильно не нравилось. В некоторой степени, его даже злило то, как они обращаются с Хисаши. Ведь Ханзо был точно таким же, как и все они, да, он был слеп от рождения, но это не должно превращать его в изгоя и мишень для насмешек и издевательств. И сейчас чистые, небесно-голубые глаза наполнялись праведным гневом, и молодой Кумохиро, не имея возможности и желания держать в себе эту нарастающую злость, решил прекратить творящуюся несправедливость.
- "Эти придурки ничего не понимают! Как можно так относиться к человеку из-за того, что он слеп? Разве он виноват в этом? Разве это делает его хуже каждого из нас? С таким поведением, это они, а не Хисаши, должны быть изгоями!"
- Оставьте его, - негромко, но твердо и совершенно спокойно произнес светловолосый паренек, подойдя к группе учеников академии, что окружили Хисаши. Лицо парня было хмурым и полным решимости. Если они сами не оставят его, Кумохиро был намерен заставить их это сделать и это было очевидно, стоило только взглянуть в пылающие праведным гневом небесные глаза Канэко.

0

3

На улице был светлый день. Так его обычно называли взрослые. Светлый день. Время, когда Ханзо находился в академии после сна тёмной ночью. Для Хисаши не было разницы, день сейчас или ночь, но по привычке, его организм спал тогда, когда спали все остальные и бодрствовал тогда, когда нужно было учиться в академии и заниматься домашними делами. Биологические часы или восприятие кожей солнечного тепла, а может и то и другое, помогали ему ориентироваться во времени суток. И сейчас был день.
- Хисаши, ну почему ты продолжаешь ходить в академию? Ты ведь инвалид, тебе никогда не стать шиноби. - Голос звучал довольно близко, так близко, что можно было почувствовать горячее дыхание говорившего. Он был чуть старше остальных, хотя и учился в этом же классе. Возможно, именно это преимущество в возрасте и физической силе послужило толчком к тому, чтобы стать главным хулиганом в их группе. Уже не в первый раз он выплёскивал свою злобу на Ханзо, упрекая того в никчёмности.
- Ну подумай сам, ты ведь вредишь деревне, перетягиваешь излишнее внимание учителей на себя и свою недоразвитость, в то время, когда они могли бы готовить тех, кто может действительно чего-то достичь. Разве мой кулак тебе не доказывал всю твою никчёмность и бесполезность? - По сторонам от голоса задиры раздались два смешка, Ханзо знал и их, двое подхалимов, не выделяющихся ни успехами, ни знаниями, пытающиеся примазаться к чужой силе. Ханзо слушал каждое слово, сжимая кулаки под партой и чуть опустив голову. Сердце забилось чуть быстрее, разгоняемое злостью и обидой на эти колкие слова. Но он злился не на них, он злился на себя. Почему он такой? Почему вы просто не отстанете от меня? Пронеслась мысль в его голове, возникающая слишком часто. Ученики, задирающие его, учителя, слишком опекающие его, прохожие со своей жалостью. Почему? Что вам всем от меня надо?
- Вернулся бы ты лучше в свою халупу и стал бы таким же алкоголиком-неудачником, как твой отец. Смирись со своей ущербностью, у вас весь род такой. И твой папаша, раздающий всем советы, но не в состоянии свести концы с концами. А может это из-за тебя он таким неудачником стал? Видишь? Ты только делаешь всем плохо своим существованием, слепой крот. - ладонь просвистела в воздухе, говоривший парень отвесил оплеуху слепому мальчику. - Эй, чего молчишь, я с тобой разговариваю. А ты должен отвечать, когда я к тебе обращаюсь! - Бросив эту фразу Хисаши в лицо, на секунду прервал свою тираду. А Ханзо всё сильнее сжимал кулаки, горло перехватило комком злобы, в висках стучала кровь. Он слышал их, слышал их движения, он почти чувствовал их. Его тренировки всё лучше помогали ему "видеть" окружающий мир, ориентироваться в нём. Но всё ещё недостаточно. Всё ещё мало. Он почти чувствовал их движения, но этого не хватало. А злоба, нахлынувшая на парня, только мешала ему сосредоточиться. Он ненавидел свою слабость, но оскорблять отца...
- Однажды, ты поплатишься за свои слова о моей семье. - тихо, сквозь зубы процедил фразу Ханзо, подняв свои слепые глаза прямо к источнику дыхания говорившего. Я стану сильнее и заставлю тебя забрать свои слова назад. Эта мысль кипела в его мозгу и он даже не заметил, как тройку хулиганов окликнул другой одноклассник. Хотя нет, он заметил, но рефлекторно подумал, что это лишь очередной потакатель этой тройки, но никак не защитник слабых и угнетённых.

0

4

Кумохиро стоял в нескольких шагах от хулиганов, взирая на них своими небесно-голубыми очами. Хисаши что-то произнес, тихо, сквозь зубы, но все внимание тройки уже было на юном Канэко, которого, они, похоже не совсем-то и ожидали здесь видеть. И уж точно не ожидали, что Кумохиро станет на защиту этого инвалида, коим они его называли. За прошедшее время, что Хиро обучался в этом классе, он успел прослыть в классе дружелюбным и готовым помочь другим парнем. Он был довольно скромен и стеснителен. Он редко когда проводил время в шумных компаниях, предпочитая тихонько посидеть на последней парте да поглядеть в окно, мечтая о чем-то своем. Кумо редко встревал в какие-либо события из жизни класса и это был один из таких редких случаев.
- Оставьте его, - повторил голубоглазый блондин, твердо и спокойно. Он поочередно посмотрел в глаза каждому из обидчиков Хисаши. Он не боялся их. По сути, из всех троих, только их "главарь" быть может и представлял из себя опасного противника, те же двое подхалимов и вовсе ничего из себя не представляли. В прочем, и сам "вожак банды" был весьма посредственным учеником и, наверняка, подобными нападками на бедного Ханзо и показывал себя якобы сильным и крутым. Эти мысли вызвали у Канэко лишь больше презрения к этой троице, ведь такие методы были просто омерзительны, аморальны. Таких людей нельзя прощать. Кумохиро мало чего знал о Хисаши, слепой мальчик был одиночкой, ни с кем в классе не общался и не контактировал. Если не считать подобные инциденты. Однако, Кумохиро конечно же знал, что этот юноша старается, старается изо всех сил, чтобы чего-то достичь. Он видел, как Хисаши выкладывается на тренировках в академиях, как старается на занятиях. И это говорило о большой силе духа, что не могло не вызывать уважения. Парень хоть и был слепым, но все равно продолжал свой путь ниндзя, не смотря ни на какие преграды.
- "Должно быть, он в будущем станет сильным и храбрым шиноби," - от чего-то подумалось Кумохиро, когда его взгляд перешел на Хисаши.
- Что вы к нему привязались? - не давая троице опомниться, продолжил Кумохиро, его голос хоть и был спокоен и тих, но все же в нем мелькали нотки гнева. - Разве Хисаши что-то сделал вам, чтобы вы так с ним обращались? Разве он виноват, что родился таким каким родился?
Небольшая пауза. Пусть эти пустоголовые придурки хотя бы попытаются вдуматься в слова Канэко, пусть они хотя бы попытаются понять то, что он хочет сказать. Последние слова Кумохиро говорил уже малость громче, чем привлек внимания нескольких одиноклассников, что стояли в стороне и были заняты своими делами. Светловолосый паренек внимательно следил за физиономиями каждого из трех хулиганов, пытаясь понять, поняли ли они хоть что-то из того, что он только что говорил.
- Верно, он другой. Но, это не делает его хуже нас и в некотором роде, он превосходит всех нас, - продолжил Кумохиро, - ведь даже будучи слепым, он все равно упорно продолжает свой путь ниндзя и не сдается, несмотря на все трудности, что встают на его пути.
Чувствуя, что привлек слишком много внимания к своей персоне этими словами и что говорит уже не так тихо, как обычно, Канэко малость смутился, но виду подавать не стал. Он не мог отступить. Он должен был разобраться с этой проблемой, он должен был исправить это несправедливое отношение к ни в чем не повинному мальчику. Ведь как иначе он станет великим героем своей деревни, если не справиться со своим первым испытанием, что предстало перед ним в этот день?

0

5

- Оставьте его. - Ханзо наконец-то понял смысл фразы нового участника беседы. Голос был едва знаком, один из учеников класса, не слишком разговорчивый. Можно даже сказать, тихий. А хулиганы, похоже, переключили на него своё внимание. Хисаши слышал шорох их движений и лёгкое касание вибрации воздуха, когда они повернулись к вступившемуся парню. Гнев и обида, бушевавшие внутри парня, медленно, но верно поддавались контролю, сжимаясь в сверхплотный комок чистой энергии, готовой вырваться в любой момент. Голова была снова слегка опущена, но не от обиды или растерянности, так было проще сконцентрироваться на окружающей обстановке. Улавливать её изменение. Ученики, старавшиеся изображать до этого себя слепыми и глухими по отношению к ситуации, были вынужденны обратить своё внимание на того, кто вышел против троих хулиганов. Да и сами хулиганы явно не ожидали, что кто-либо захочет вмешаться в их разборки. Главный, ехидно улыбнувшись и переглянувшись с двумя своими подручными мартышками, кинул холодный взгляд на дерзкого светловолосого юношу.
- Слушай, тихоня с последней парты, лучше вернись на своё место, он ведь и у тебя время отнимает, а не только у нас троих. Он всему классу мешает, понимаешь? - с пренебрежительной интонацией отвечал на пропущенную мимо ушей тираду парня главный хулиган.
- Как я и говорил, вон даже его отец стал неудачником из-за него. Да и мать, наверно, сдохла из-за этого крысён... - Фраза оборвалась, а голова хулигана резко дёрнулась назад, с громким стуком опускаясь на угол парты. За пару мгновений до этого, сосредоточенный и взявший себя в руки Ханзо, услышал как этот парень заговорил о его матери. И клубок взорвался. Убью... Мелькнуло в голове, когда рука рванулась вперёд, на звук его ненавистного рта, правда пришлось встать, откинув стул ногой. Пальцы схватили его волосы, резко дёргая назад и вниз, направляя его затылок к углу парты. Когда голова хулигана уже почти коснулась дерева, грохот упавшего стула и мелькнувшие воспоминания о матери заставили руку Ханзо дрогнуть и он чуть ослабил удар, чтобы не навредить задире. Конечно, если бы эти трое не были отвлечены разговором с новичком, то у Хисаши не получилось бы даже достойно дать отпор этой тройке, но сейчас это было неожиданное нападение, можно сказать из засады. Да и по другому он просто не мог, его тело среагировало само, защищая то светлое, что было в его памяти. Удар был хоть и силён, но оборвавшийся в последний момент, он лишь заставил громилу упасть, схватившись за голову от боли, но скорее разозлил, чем вывел из строя.
- Ах ты, тварь! Держите его, парни! - прорычал он, поднимаясь с пола, в то время, как двое подхалимов схватили растерявшегося Хисаши под руки, скрутив его и не давая вырваться. Сам же Ханзо с трудом осознавал, что именно сейчас произошло. В его голове крутились последние мгновения, когда его рука дрогнула. Скорость, с которой он мог его ударить об парту, могла привести к пробитому затылку, оставив хулигана калекой или ещё хуже. Почему он сделал это? Ведь это он всем мешает, так ещё и калечить людей начнёт? Почему, мама, почему ты меня остановила... Словно чужая, возникла мысль в голове. А тем временем кулак громилы врезался в живот Хисаши, рефлекторно заставляя согнуться и напрячься, сдерживая удар.

0

6

- Слушай, тихоня с последней парты, лучше вернись на своё место, он ведь и у тебя время отнимает, а не только у нас троих. Он всему классу мешает, понимаешь?
- "По-моему, это ты нефига не понимаешь. Как он мешает нам, как? Ты просто напыщенный глупец, вот и все!"
Кумохиро было печально, что задира так и не пожелал хотя бы попробовать его понять. Что поделать, но парой среди будущих шиноби встречаются и такие индивиды. И, чаще всего, ожидает их в будущем не самое светлое будущее. Голубые глаза Канэко начинали наполняться злостью и презрением, когда хулиган заговорил вновь, начиная затрагивать тему родителей. Конечно, Кумохиро не был их сыном, он их совершенно не знал, но он считал низким и подлым этот поступок. Как можно так говорить о родителях? Как этот гаденыш вообще позволяет себе такие непотребные вещи. Негодование, злость и презрение смешивались воедино, желая вырваться в один точный и сильный удар в челюсть, благо, Кумохиро был в классе один из лучших в области в тайдзюцу. Однако, в этот момент произошло неожиданное - Хисаши раньше не давал отпора своим обидчикам, но на этот раз, видимо столь разозленный из-за оскорбления родителей, он выпустил наружу свой гнев. Резко вскочив, Ханзо схватил дерзкого хулигана за волосы, в следующее же мгновение готовясь обрушить голову задиры об угл парты. Благо, парень успел ослабить удар, чтобы сильно не повредить однокласснику, так что тот отделался лишь синяком да сильной головной болью.
- Ах ты, тварь! Держите его, парни!
Подхалимы уже бросились выполнять команду своего "дрессировщика", ухватив Хисаши, который, судя по всему, был малость растерян от своих действия, под руки. К этому моменту Кумохиро уже пришел в себя от удивления и зло уставился на двух хулиганов. Расстояние между Канэко и тремя ребятами было совсем небольшое, буквально два шага. Громила все еще был на полу, медленно поднимаясь на ноги да зло глядя нахмуренным взором на Хисаши, явно желая отомстить. Что же, мести сегодня явно не будет. Недолго думая, светловолосый паренек быстро сократил дистанцию и несколькими точными ударами заставил двух хулиганов отпустить Ханзо. Не имея возможность достойно ответить на столь быстрые удары одноклассника, парочка была просто напросто вынуждена отступить, получив несколько болезненных ударов от блондина.
- "Будет им уроком."
Встав в боевую стойку и внимательно следя за движениями каждого из них, Кумохиро готовился в любой момент уклониться и быстро совершить контратаку. Он отнюдь не сомневался в своих силах и был уверен, что легко побьет всех их троих. Может они и строили из себя крутых и сильных, но это было отнюдь не так. За всех этой бравадой скрывались обыкновенные, ничем не примечательные остолопы. Разве что их "главарь" отличался хоть какой-то силой и то, этого было мало, чтобы достойно сражаться против Кумохиро, который превосходно владел техниками тайдзюцу, по меркам учеников академии, конечно же. Зрителей представления стало больше, кроме того, начинала расти вероятность, что вскоре в класс может заявиться наставник и тогда участникам "шоу" может не поздоровиться.
- "Похоже, сегодня я нарушил закрепившийся за мной статус "тихони". Ну да ладно, это не важно. Нельзя было позволять им так себя вести и их необходимо было остановить."
Кумохиро стоял рядом с Хисаши, так что ни одному из троицы не предоставиться возможным подойти к нему, не миновав Канэко, а позволять миновать себя парень не собирался давать. Выражение лица сохраняло спокойствие и лишь гнев, праведный гнев будущего героя Деревни, Сокрытой в Облаке, пылал в его небесно-голубых очах.
- Вам лучше извиниться перед Хисаши, - посоветовал Кумохиро твердо и сурово, насколько это было вообще возможно в его-то возрасте и с его-то, пока что, детским голосом. В прочем, такие детали мало волновали светловолосого бойца, ведь он отстаивал то, что считал правильным. Он отстаивал справедливость, он защищал того, кто не мог за себя постоять. Конечно, Хисаши не был слабаком, но было очевидно, что из-за отсутствия зрения он не сможет быть достойным противником. Пока не сможет. Лишь до тех пор, как парень не научиться полностью обходиться без зрения, пока не разовьет другие органы чувств. Так считал Кумохиро.

0

7

Суета. Движения воздуха, шорох одежды, трение обуви об пол, дыхание, ещё что-то... Сердцебиения? Картина мира пульсировала мелкими деталями, такими многочисленными, что кажется, уследить за всеми просто невозможно. Хотя отец и учителя и так говорили, что прочие органы чувств у Ханзо развиты сильнее, чем у любого другого его сверстника, он всё ещё не успевал воспринимать все детали, составляя из них полную картину. Что-то ускользало, что-то смешивалось в назойливые помехи, но всё же он чувствовал происходящее достаточно хорошо, чтобы не спрашивать об этом у кого-то. Резкие, достаточно сильные удары от тихони, говорили о наличии у него или таланта или трудолюбия, а возможно и баланса этих двух качеств, хотя всё же до истинных гениев у них в классе никто не дотягивал. Хватка подхалимов ослабла и Ханзо спокойно опустил руки, чувствуя, как они отступают, а тихоня занимает позицию защиты около Хисаши. Сам же парень уже взял себя в руки. Ему будет что обдумать в свободное время. Его импульс, чуть не послуживший началом цепочки непредсказуемых последствий, слишком непредсказуемо и безрассудно. Это слабость. Но эти мысли придётся отложить на потом, ситуация сейчас и так заполнена напряжением, да и скоро начнутся занятия, которым нужно уделять максимальное внимание. Ханзо и сам не заметил, как его ярость ушла, словно волна холода заполняла душу, отрезвляя и заставляя взглянуть на происходящее под другим углом. Всё это внимание, вся эта суета, почему он должен считать себя обязанным или виновным? Это его жизнь, его проблема, если всем так нужно лезть в чужие дела и проблемы, это их трудности, но такое обращение он терпеть не хочет и не станет. Ему не нужна ничья забота и ничья помощь, как и ничьи угрозы и обвинения. Тем временем группа задир вновь собралась вместе, а их вожак на этот раз уже оценивающе посмотрел на обоих парней. Они переглянулись, смотря на время и на окружающих, также понимая, что скоро объявится учитель. Наконец, вожак кивнул своим подручным отойти к дверям, а сам, усмехнувшись, бросил блондину и Хисаши последнюю фразу, перед тем, как уйти на своё место.
- Я тебя запомню, блондинчик. Ты ещё не знаешь, с кем связался. - Затем направление его голоса слегка изменилось и Ханзо понял, что теперь он обратился к нему. - А ты, рукастый, с тобой я ещё поговорю лично. - после чего он удалился, забрав с собой и своих подручных. В классе повисла неловкая тишина. Ученики перешёптывались и, скорее всего, поглядывали на Ханзо и Канэко. Было неуютно. Говорят, что люди ко всему могут привыкнуть, но это не так. Они привыкают лишь к тому, с чем могут смириться. Хисаши не хотел смиряться со своим положением и не привыкнет ко всему этому до тех пор, пока не избавится от своей слабости окончательно. И именно поэтому ему не нужны ничьи ни помощь, ни жалость, ни сочувствие. Прокручивая в своей голове воспоминания об учениках, он выуживал имя тихони и, как говорил громилы, блондина. Канэко Кумохиро, кажется? Повернув свой отталкивающий взгляд слепых угольков на звук дыхания парня, он произнёс ровным голосом.
- Канэко-сан, ваше вмешательство не требовалось, зачем вы вмешались в чужие дела? - Ни спасибо, ни привет, сухо и грубо, словно он и не заступался за Хисаши перед хулиганами. Но для Ханзо хулиганы были известным, он знал на что они способны, знал возможные варианты развития событий и рано или поздно он сам с ними справится, но теперь в дело вмешался совершенно неизвестный человек и дальнейшее развитие событий уже не было таким очевидным и просчитываемым. А неизвестность всегда раздражала молодого Хисаши. Не дожидаясь ответа, он отошёл, поднимая стул и возвращая его на место, возвращая порядок на свой стол, который был нарушен всей этой заварушкой.
- Мне не нужна ничья помощь, так что занимайтесь своими делами. - чуть более громко, словно обращаясь и ко всему остальному классу, сказал молодой ученик академии.

0

8

Извинений, коих можно сказать потребовал Кумохиро для Хисаши, не последовало, но, все же, ситуация была более-менее улажена. Но лишь более-менее. Перед уходом, главный задира пообещал Хиро, что запомнит его, на что юноша лишь усмехнулся. Что же, пусть запоминает, потому что и сам юноша был намерен запомнить этого беспринципного и жестокого человека. Гнев и злость постепенно уходили на убыль, не в характере Кумо было долго злиться. Виновники инцидента удалился, пообещав отомстить, но это не волновало юного Канэко - он всегда готов дать отпор подобным задирам. А меж тем в классе повисла неловкая тишина, но вскоре все начали возвращаться к своим делам и лишь некоторые поглядывали в сторону Кумохиро и Хисаши.
- Канэко-сан, ваше вмешательство не требовалось, зачем вы вмешались в чужие дела? - вопрос Ханзо малость удивил юношу, заставив его ненадолго задуматься над этим. Действительно, зачем он вмешался? Но, разве он мог оставить все как есть? Но что, если Хисаши мог и сам справиться с ситуацией и без помощи Канэко? Вряд ли теперь Кумохиро было суждено это узнать, все сделанного не воротишь. В прочем, немного подумав, светловолосый юноша таки убедился, что сделал все так, как и надо. Да, возможно это вмешательство и не требовалось, но моральные принципы Кумохиро, его взгляд на жизнь и, в конце концов, его путь ниндзя не позволял ему остаться безучастным к этому инциденту, он был обязан отреагировать на вопиющее поведение хулиганов.
- Мне не нужна ничья помощь, так что занимайтесь своими делами.
Не смотря на слепому, Ханзо каким-то одному ему ведомым способном отыскал упавший стул и вернул его на место, после чего принялся наводить порядок на своем столе, что был нарушен произошедшим инцидептом. Слова, сказанные Хисаши, заставили и оставшуюся часть класса обрать свои взгляды от двух юношей. В прочем, некоторые все же продолжали тайком поглядывать на их двоих да шушукаться, обсуждая произошедшее. Канэко стало малость неловко из-за всего этого, он совсем не привык и не особо любил бывать в центре всеобщего внимания, благо, теперь хоть оно не являлось столь явным, так что Кумо мог малость успокоиться, хотя неловкость все еще присутствовала. Что касается вопроса Хисаши, то Кумохиро, после короткой паузы нашел ответ на него и озвучил, вернув своему голосу то самое спокойствие и тихость, с которыми парень обычно и разговаривал.
- Таков мой путь ниндзя, - ответил Кумохиро, взглянув прямо в необычные желтые глаза стоящего перед ним парня
- "Интересно, почувствует ли он то, что я ему в глаза смотрю?" - вдруг появилась мысль, но быстро ушла, уступая место другим мыслям, связанными с теми словами, что продолжил говорить парень.
- Я не мог оставить эту... несправедливость без внимания. Я... Я просто не мог позволить себе сидеть сложа руки, - отвечал Кумохиро, продолжая смотреть в глаза Хисаши. Но он не осматривал их, он не выказывал какой-то жалости, любопытства или презрения к этим глазами. Нет, он смотрел в эти глаза точно так же, как если бы перед ним был самый обычный, зрячий человек с нормальными глазами. Он не знал, чувствует ли парень его взгляда, чувствует ли то, как на него смотрят, но надеялся, что это не будет расценено как-то неправильно, словно парень испытывал одно из трех перечисленных ранее: жалость, любопытство или презрение.

Отредактировано Kaneko Kumohiro (Среда, 2 июля, 2014г. 22:01)

0

9

Когда в деревне узнали о смерти отряда, в составе которого была мать Хисаши, к ним домой пришёл человек. Его шаги были еле слышны, но голос был низким и раздавался с высоты большей, чем голос отца. Он говорил сурово и сухо, о сожалении и соболезновании. А ещё говорил о пути ниндзя. О том, что мать была истинным последователем этого пути, отдав жизнь за деревню. Он всё говорил, говорил, а в голове у маленького мальчика роились мысли, Ханзо ещё ничего не понял. Но почему-то ему стало страшно. Подойдя к отцу, он подёргал его за штанину, спрашивая, когда придёт мама. А незнакомый мужчина всё говорил, словно не замечая вопроса ребёнка. Когда придёт мама? На этот раз замолчал и незнакомец, оба смотрели на слепого ребёнка, который ещё не понимал того, о чём говорят взрослые, но чувствовал, что что-то не так. Отец медленно положил свою потяжелевшую ладонь на голову Хисаши и тихо сказала о том, что она не придёт. Его голос был хриплым, словно комок подкатил к самой гортани, застрял там, мешая словам выходить. Словно сопротивляясь, отрицая горькую правду. Слепые глаза Хисаши наполнились болью, но он не мог даже плакать. Лишь сильнее сжимались кулачки, а глаза болели и чесались. Сухие и мёртвые, прогоревшие желтизной. Когда придёт мама? Дрожащий голос маленького ребёнка, который ещё не умеет принимать удары жизни был тихим и тонким. Ханзо хорошо запомнил, сколько боли в его жизни принёс путь ниндзя. Почему же он так стремиться сам стать им? Он до сих пор не задавал себе этот вопрос, возможно он ещё и сам этого не осознал, что же им так движет. Почему он идёт по дороге, которая даже будучи лишь одним из возможных вариантов будущего уже нанесла ему незаживающую рану? Может он просто ищет на ней свои ответы? Тем временем в классе практически воцарилась тишина. Ученики рассаживались по местам, а Ханзо своим чутким слухом уловил тихие шаги учителя, идущего на урок. Заняв своё место за партой и направив свой взгляд на возможное местоположение Канэко, он ответил ровным и спокойным голосом.
- Мир никогда не будет справедливым. Надеюсь, ты найдёшь на своём пути то, что ищешь. - Хисаши не испытывал негативных чувств к этому парню, просто он не хотел быть тем, кому нужна помощь. Он хочет стать тем, кто может сам позаботиться о себе в любой ситуации. Перестать быть жертвой этого мира и своей болезни, разорвать поток, который старательно пытался прибить его к берегу жизни обычного серого человека. Это он должен становиться на защиту, а не его должны защищать. Слабость - это его враг и с этим врагом у него давние счёты. Понимая, что был груб с тихоней, Ханзо всё же не собирался извиняться или пытаться оправдать своё поведение. Но всё же, что-то не давало ему просто так закончить разговор молчанием. Может слова про путь ниндзя? Может Хисаши стало жаль этого мальчика? Ведь путь ниндзя - это путь к смерти.
- Этот громила, он сын одного влиятельного человека в этой деревне, так что будь с ним поосторожнее. Надеюсь, что твоя опрометчивость не навлечёт на тебя беду. - чуть более расслабленным тоном продолжил парень - Но у тебя есть способности, так что становись сильнее, моя помощь тебе точно не нужна. - С этими словами Хисаши приступил к последним приготовлениям к уроку, так как времени до входа учителя уже практически не оставалось. Может события и стали развиваться не по ожидаемому сценарию, но всё же Ханзо заинтересовался, чем это может закончиться, хотя раньше был просто раздражён этим незнанием.

0

10

- Мир никогда не будет справедливым. Надеюсь, ты найдёшь на своём пути то, что ищешь, - такой ответ получил светловолосый юноша, прозвучавший ровным, спокойным голосом, не выражавший ни капли чувств, ни капли эмоций. Хисаши не испытывал к юному Канэко негативных или положительных эмоцией, хоть его слова парой и казались грубыми, но это не от того, что он хотел нагрубить. Небесно-голубые глаза внимательно следили за мимикой лица слепого мальчика, стараясь подмечать каждое малейшее изменение, чтобы дать себе хоть какую-то зацепку, чтобы разобраться в том, что думал собеседник Кумохиро. В прочем, и без этого кое-что Кумо понимал и понимал прекрасно - Хисаши не понравилось то, что за него заступились, ему не нравилось то, что кто-то решил оказать ему помощь.
- "Ну да, это не удивительно. Наверное, он мог расценить мои действия как подачку или жалость, попытку заступиться за слабого. Возможно, мне и правда не стоило влезать, чтобы он сам со всем разобрался, но уже ничего не исправишь. Да и не нужно этого. Хисаши еще обязательно станет сильным и даст отпор этим придуркам. Не сомневаюсь, что они попытаются ему отомстить. Мда, в том есть в некоторой степени и моя вина, ведь если бы я не влез могло все пойти иначе, но что уж поделать. Остается быть внимательным и, в случае чего, успеть прийти на помощь. Вряд ли конечно он будет рад этому, но раз уж я эту кашу заварил, мне и расхлебывать. Хотя, конечно, я не должен лишать его возможность дать им отпор и доказать свою силу."
Кумохиро приметил мимолетное изменение в выражении лица собеседника, когда упомянул путь ниндзя, но не знал, что может это означать и вдаваться в подробности не собирался. Все таки они не были друг другу друзьями и это совсем не его, Кумохиро, дело. Любопытство конечно желало узнать, что для Ханзо значит путь ниндзя, но Канэко понимал, что не стоит влезать в чужие проблемы.
- Этот громила, он сын одного влиятельного человека в этой деревне, так что будь с ним поосторожнее. Надеюсь, что твоя опрометчивость не навлечёт на тебя беду. Но у тебя есть способности, так что становись сильнее, моя помощь тебе точно не нужна.
- Что же, я не боюсь опасностей. Пусть он и сынок влиятельной персоны, но это не дает ему права позволять себе такое поведение. Опрометчивость? Быть может, но я делал то, что должен. Как никак, я будущий герой этой деревни и я обязан защищать ее жителей сколь бы опасной ситуация не была.
Голубоглазый блондин улыбался, а в его небесных глазах горел огонь, тот самый огонь, что вспыхивает всякий раз, когда парень говорит о своей геройской мечте. Он обязательно станет героем для своей деревни, он будет защищать всякого жителя даже ценой своей жишни. Он станет таким же храбрым и смелым шиноби, каковыми были и его родители и никакая преграда не сможет остановить Кумохиро на его пути... на его пути ниндзя.
Внезапно раздался звонок, говорящий о начале урока и в классе объявился их наставник. Кумохиро улыбнулся Хисаши, хоть и понимал, что тот вряд ли этого заметит, после чего удалился, вернувшись за свою парту. Урок начался.

0


Вы здесь » Naruto.The Returning in the Foretime » Отыгранные эпизоды » "Нелегко быть другим, не таким, как все"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC